Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Наши повседневные истории

Нежности.

Я сижу и глажу по голове младшенького, целуя и приговаривая: «Ух ты мой сладенький, ух ты мой маленький, хорошенький, мя-а-генький такой…»

Старший сидя за столом и жуя конфету: «Мама, и я мягенький тоже.»

Я: «Ты?»

Он, немного засомневавшись: «Я тверденький, но уже мягенький.»

Про леденец.

Старшенький: «Мама, дай мне леденец, я уже покушал.»

Я: «Сыночка, подожди, пускай жирок завяжется.»

Он через несколько минут, подбегает ко мне, показывает свой живот и говорит: «Мама, уже все у меня привезалося, дай мне леденец»!

Размышления вдвоем.

Я, сама с собой: «Надо рыбу купить…, точно рыбу надо купить и потушить ее с морковкой…».

Старший, сидя за столом и жуя: «Да, мама, купи рыбу и потуши ее, тщ-тщ-тщщщщ… со шланга пожарного!»

Про кашу.

Я, недавно спрашиваю: «Сыночка, что ты на завтрак будешь?»

Он с уверенностью: «Касу малачневую.» (т.е.  гречневую)

Фигурное катание глазами ребенка.

Как-то старшенький сидел и смотрел по телеку фигурное катание. Транслировались одиночные женские и мужские показательные выступления и парное катание.

Сын смотрел разных фигуристов и практически все время делал про всех одно и то же заключение: «Мама, сматли, дядя тетю за ногу схватил, потянул на себя и она упала…», затем: «Мама, сматли, тетя с дядей катались и упали на лед…», потом: «Мама, сматли, дядя плигнул-плигнул и уппппа-а-а-а-л…"» и все в таком духе…

Вывод: Фигурное катание — сплошное падение…

Разговор между братьями.

Младшенький лежит и со свистом насасывает пальцы с кулаками. Старшенький подбежал, грозно посмотрел на него и говорит: «Хилоя, пликлати сасать луки! Не саси, гавалю!!!», а потом с досадой: «Ну вот, обтьмокал их все…», а потом махнув рукой: «Вот и носи такие луки…, мама-а-а-а,  Хилоя все луки отьмокал!»

Про «тутуаль».

Сына: «Мама, Хилоя хотет на тутуаль».

Я: «На тутуаль?»

Сына невозмутимо: «Не на тутуаль, а на тальтуаль…»

Я: «На тротуар»!

Сына: «Да-да, ты павильно гавалис — тантуаль!»

Про «а-а».

Младшенький утром проснулся и лежит «летает», растопырив руки в разные стороны. Я лежу и пытаюсь заснуть, потом вдруг слышу какое-то странное покряхтывание: «У-м-м-м-м-м…».

Я: «Сыночка, ты что »а-а« делаешь?»

Младшенький посмотрел на меня и ответил к моему великому удивлению: «А-а»! (в 7-то месяцев!!! Неплохой ответ!

Я: «Что честно что-ли?»

Он опять повторил: «А-а» и смеется лежит.

Я посмотрела подгузник нет ли там «сюрприза», оказалось, что это была «ложная тревога»!

Заявление старшенького №1..

Сидим за столом завтракаем. Старшенький говорит мне: «Я хочу МАМОЙ стать!» Я смотрю на него недоуменно и не знаю что и сказать ему на это.

Он посмотрел на меня и заявляет дальше: «Ну, или ПАПОЙ…, я уже большой!»

Заявления старшенького №2..

Сына собрался проводить «воспитательные работы» с младшеньким, по его мнению он его «не слушается совсем».

Я: «Вот вырастешь большой, женишься, заведешь себе детей, даст Бог, и будешь их воспитывать, учить уму-разуму и наказывать тоже!»

Сына, посмотрев на меня с недоумением: «Я не хочу! У меня Хилоя есть! Я его буду воспитывать!»

Я: «Ну, Хироя же не твой ребенок, а мой, а ты ему старший брат, поэтому, прежде, чем наказывать его или воспитывать, ты должен спросить разрешения у меня. Если я тебе разрешу его наказать, то тогда ты это сделаешь!» и повторяю опять все про его женитьбу, собственных детей и про их воспитание.

Сына заслушав слово «женитьба» испуганно обрывает меня: «Нет! Я еще большой, я Хирою буду воспитывать, он меня не слусается и все погремуску свою бросает и бросает каздый ляз!»

Про мои руки.

Сидим завтракаем. Я нечаянно обронила кусочек из тарелки.

Сына: «Мама, ну что у тебя за руки!? Все вечно падает, роняет!!!»

Я: «Ой, простите, сыночка, да мама уже старая стала, вот все из рук и валится!»

Сына беззаботно так: «Мама, ну значит тебе нужно плисыть новые луки, больсы-ы-ы-е такие и ты не будес ронять!»

За ужином.

Сидим ужинаем. Старшенький мне задает вопросы: «Мама, а ты когда маленькая была, была сначала мальчиком, а потом превратилась в маму? А папа, тоже был мальчиком и превратился в папу?»

Все мужики.

Я сижу и приговарию ему: «Вот молодец, кушай, кушай, ты же мужик, а все мужики мно-о-о-го кушают, чтобы быть большими и сильными!», а он: «Да я кУсаю, кУсаю, ты не пелезывай…, я зэ музык, и папа тозэ музык, он тозэ много кУсает, и мама тозэ музык, и Хилоя тозэ музык…»!

Открытие.

Старший, жуя: «Мама, смотри, у меня голова жует…» и тычет себе пальцем на виски, добавляя: «…и у тебя тозэ зует, ну, в пинципе, у всех так она зует…»

До ужаса «простое»…

Приготовила завтрак старшенькому: «Сыночка, давай быстрее, а то яичко (прим. жаренное) остывает. Он: «Когда катится?…»

«Мама, — Хилоя дед сталенький.»

«Мама, понюхай, какие у меня лУки цистые!»

«Языки» со «ртами».

Старшенький разговаривает постоянно на японском и мои уговоры поговорить немного на русском постоянно игнорирует, начиная или смеяться, или кривляться. Уж на какие только мне уловки не приходиться идти, дабы деть не забыл русский язык!

Я: «Разговаривай-разговаривай по-японски, бабушка нам с Хироей купит билет на самолет и мы полетим в Россию к бабе с дедой в гости, а ты нет, потому-что ты по-японски все время разговариваешь и тебя в самолете никто не поймет, т.к.  там все по-русски разговаривают!»

Старшенький с испугу вытаращив (от такого оборота действий) глаза: «Не-е-е-ет,  не-е-е-е-т!  Мама, все…, у меня новый лот, католый будет по-лусски лязговаливать, а тот сталый лот, японский, я узэ на далогу полозыл и по-нем масыны ездиют, он узэ паломаный!».

«Нежности».

В порыве нежности позвала как-то старшенького: «Сына, иди поцелую». Он с готовностью подбежал и подставил щеку. Я поцеловала. Сын: «Мама, це ты писясилась и все, как обезьянка какая-то, нузно лаз поцеловать и фсе… и не писяситься. (прим. »писяситься« — присосаться).

«Собственность».

Недавно, без задней мысли, потянула мужа за руку, что бы он шел отдыхать в другую комнату. Старшенькому эти действия видно не очень понравились. Через три дня, когда я уже об этом и забыла думать, он меня спросил: «Мама, а це ты папу лукой тлегала?» Я: «Когда?» Он: «Ну-у… тогда». Я упорно стала вспоминать и наконец, когда до меня дошло о чем речь, спросила: «А что нельзя?» Сын серьезно: «Нет, нельзя.» Я: »А папе маму можно за руку потрогать?« Он: «Нет, нельзя, только мне мозна.»

Храп.

Старший спрашивает: «Мама, а це папа так носом смыгает (показывает) хр-хрррр. Я: «Да папа не шмыгает, он так похрапывает.» Сын, с недопониманием: «Пахлапывает?», потом добавляет: «Папа лот лясклоет, клуглый, как луна и вот так (показывает) Крррр, хрррр делает.

Еще фразы.

Я: «Щяс в обморок упаду.» Сын: «Да у тебя ноги зе есть!»
Старшенький: «Мама, сматли, у меня от калготак печатки остались. (прим. «печатки» — отпечатки).

«Старость — не радость.»

На все мое нытье, что мама уже старая, сын один раз сказанул: «Мама, да ты фсе… узэ опять новая.»

«Объяснение.»

Сижу как-то и объясняю: «Сыночка, ну смотри, твой деда, а мой папа, твоя баба, а моя мама.» Сын с удивлением и с широкой улыбкой отреагировал: «Це ты мне тут «музыку» ляссказала такую!

Русский алфавит.

Учим русскую азбуку. Обясняю старшему: «Вот смотри, вот это буква «и», а это «й краткая». Когда дошли до буквы «ш» и «щ», старший расшифровал: «Мама, вот это буква «ш», а это (показывает на «щ» и на ее хвостик) «се» клаткая.

Разговоры.

Посадили мы как-то малого на машинку старшенького…

Что бы-ы-ло-о-о… Всего не опишешь!

Младший сидел на этой машинке и ничего не понимал что с ним делают, а старший весь извелся на нет. Он несколько часов был, как после «шоковой терапии», осматривал тщательно свой драндулет, повытаскивал все свои «инструменты», что-то там простукивал, крутил, «откручивал», «подкручивал», после чего я стою и слышу следующий тихий «сам с собой» его разговор:

— Масына поломалась из-за того, сьто Хилоя маленький садится на нее постоянно…, но у меня есть спицаные клюцики, когда масына запипикат, я их вставлю и отмантилую…

Я: «Как отремонтируешь?»

— Сссык, сссык и отлемантилую… (осмотр продолжается дальше)…, м-м-м…, бензин поглохнуль, я бензин не посмотлел…, ну, во-о-от и полетники не вклюцяются… А-а-а,  полетники не вклюцяются оттого, сьто я вот этим слангом (показывает на ремень) не поблизгал полетники, вот они и не вклюцяются! Калеса глязныя есе в плидацю…

Я поправляю его: «Поворотники.»

Он повторил: «Павалетники.»

Я: «Садись кушать, а то остывает!»

Сына: «Сьто ты мне гавалис пликазьным тоном: «Садись кУсать…»

Я стою молчу в недоумении. Сына сел за стол и со вздохом произнес: «Господи, багассяви!», перекрестился и кинул мне: «Патом вецелом мне малезыное дас!»…

Евгения Бондарева