Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Наша семья

Меня зовут Смолина Мария. Родилась я в городе Братске Иркутской области. Первые мои сознательные размышления о вере можно отнести к 14-15 годам. В нашем городе в 90-х годах наконец-то началось строительство храма, которого до этого, к сожалению, не было. Наш класс организовали помочь строительству. В памяти осталось, что мы перетаскивали кирпичи, а потом нас пригласили в сторожку попить чаю. Наравне с нами работал батюшка о. Анатолий (теперь он служит в г. Курске). Это был первый священник, с которым я так близко столкнулась, благодаря ему я почувствовала доверие и интерес к церкви.

А вскоре произошли некоторые события, которые вкупе и привели меня еще ближе к церкви. Например, я перешла в новую школу, а в новом классе учился мальчик, который пел на клиросе, «случайно» разговорилась с бывшим одноклассником Денисом (до этого мы в общем-то и не общались) и оказалось, что он тоже ходит в церковь. Денис позвал меня пойти на всенощное бдение, а в храме подошел к батюшке и сказал, что я пою в фольклорном ансамбле и могла бы петь на клиросе. А на тот момент я была не крещена. Но, как я сейчас вспоминаю, все так быстро произошло — я покрестилась, стала приходить на клирос.

Близилось время окончания школы и надо было решать, где учиться дальше. У меня появилось желание учиться на регента. И в очередной раз, когда мама завела разговор о том, что надо «определяться», я решилась сказать ей о своем намерении поступать в духовное училище. Реакция была ужасной. Дело в том, что мама моя отрицательно относилась к тому, что я бывала в церкви, считая это пустым времяпрепровождением. По природе она спокойный, добрый человек и внешне старалась не проявлять свое недовольство, даже оправдывая меня перед отчимом тем, что я неплохо учусь и что это временное увлечение. Не стоит описывать их состояние после услышанного. Глядя на них я почувствовала, что не смогу со спокойной совестью уехать, сделать наперекор им, видя их протест, гнев, полное непонимание. Было принято решение поступать на юридический факультет в Иркутскую государственную экономическую академию.

И вот прошло семь лет моей жизни в Иркутске, я закончила учебу, работала в юридическом отделе Иркутской таможни. А затем произошли события, которые резко изменили мою жизнь. В начале 2001 года мне предложили новую работу. После некоторых колебаний я решилась. Сомнения же были связаны с тем, что комитету по молодежной политике был нужен юрист, но официально ставки юриста там не было. В основном деятельность комитета была связана с проведением различных мероприятий. На тот период председателем был православный человек, в связи с чем проводились различные интересные конференции. Например, благодаря комитету в Иркутске были организованы конференции с участием иеромонаха Анатолия Берестова, диакона Андрея Кураева, А. Дворкина, И. Медведевой и др.

В общем, что-то в душе мне подсказало, что все-таки надо переходить на новую работу и, взяв благословение у батюшки, в апреле 2001 года я перевелась на работу в комитет. А вскоре, в мае, проводится конференция «Национальная идея», на которую из Москвы в числе других приглашен Михаил Смолин, публицист из журнала «Москва». Первые мои впечатления о нем — очень серьезный, рассудительный, видимо гораздо старше меня. За несколько дней его пребывания в Иркутске мы несколько раз столкнулись с ним по работе, это были очень поверхностные встречи, мельком. И вдруг субботним вечером мы с ним сталкиваемся в гостях у о. Каллиника, моего духовного отца. Как вспоминает Миша, именно тогда, неожиданно увидев меня в платочке, он посмотрел на меня другими глазами. Но вот ему надо уезжать. У меня появился к нему интерес, но что дальше? Когда он уехал, я уже знала, что он старше меня на 5 лет, кто-то даже сообщил подробность, что он не женат. И кажется все. Написать письмо? Но мне стало стыдно от таких мыслей и, подумав, что уж тут от меня ничего не зависит, я попыталась успокоиться. Ведь воля Божия может проявляться в обстоятельствах, надо просто жить дальше.

И вдруг через несколько дней на работе меня зовут к телефону. Это Михаил. Так началось наше телефонное общение. Но ведь это межгород — много не наговоришь! Миша сожалел, что у нас не было возможности близко пообщаться. Я узнала, что Михаил родился 22 февраля 1971 года в Ленинграде, крестили его в трехлетнем возрасте в Никольском Соборе. После окончания школы Миша поступил в Ленинградский университет на исторический факультет. С самого начала учебы он заинтересовался русскими консерваторами, и диплом защищал по Л.А. Тихомирову, известному теоретику монархической государственности и церковному публицисту. Буквально сразу после окончания учебы в 1996 году журнал «Москва» пригласил Михаила поучаствовать в издании книги Л.А. Тихомирова, и с тех пор Миша переселился в Москву.

Вскоре после телефонных разговоров Миша высказал желание пригласить меня в гости в Москву, как раз начиналось лето (можно пойти в отпуск). Я, радостная, бегу к батюшке за благословением. А о. Каллиник задумался и говорит: «Нет, тебе не надо самой ехать». Я не ожидала такого поворота и стала убеждать батюшку, что это единственная возможность нам поближе познакомиться, так как по телефону долго не поговоришь, а в письмах, как мне казалось, можно создать идеальный образ, который при встрече и не оправдается, поэтому лучше сразу «узнать человека в лицо». Да и в самой поездке я не видела ничего необычного — до этого приходилось бывать в Москве, остановиться я могу у своей троюродной тети. Но батюшка был непреклонен. А напоследок сказал: «Если он хочет с тобой увидеться — пусть сам приезжает». Я огорчилась, думая, что большое расстояние все-таки не даст нам возможности поближе познакомиться. Но наше общение продолжалось и в итоге Миша действительно еще раз приехал в Иркутск, а я потом побывала в Москве…

И уже к концу лета было решено, что я переезжаю в Москву. Венчались мы 9 сентября в Питере, так как там у Миши остались самые близкие друзья и отпуск после свадьбы он предложил провести там же. Когда мы были на Смоленском кладбище, то молились святой блаженной Ксении Петербургской об устроении нашей семейной жизни. Мише очень хотелось, чтобы Господь дал нам возможность иметь детей и он просил об этом, а также о том, чтобы, если так будет угодно, первым родился мальчик.

В середине октября мы вернулись в Москву. Своего жилья у нас здесь нет, надо было снимать квартиру. Очень удачно для нас одна Мишина московская родственница решила переехать в деревню и теперь мы живем в ее квартире, с оплатой по относительно «льготной ставке».

Мария Смолина