Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Третья беременность и третье кесарево

Даже не знаю с чего начать! Кажется что все это было уже так давно, хотя после родов прошло всего-лишь два месяца.

В общем,… начну все по-порядку с моих задумок и мыслей, а были они у меня таковы, чтобы родить третьего ребенка — девочку. :)

Два сына — это хорошо, но было бы еще замечательней, если вообще наше семейное мужское общество (исключая, конечно, меня), состоящее из одного взрослого мужчины и двух маленьких, еще разбавилось женским. Я так была упоена этой мыслью, что стала заглядываться на улице на маленьких японочек. Они были такие все хорошенькие, что я уже представляла себе, как на шее у нашего папА висят два мальчика и одна девочка, а когда мы ездили по-магазинам и я проходила мимо рядов с розовенькой одеждой, так мне еще больше хотелось ее иметь и я постоянно от души вопила: «Господи, пожалуйста, ниспошли мне ее!».

Прошло некоторое время и беременность внезапно и легко наступила. Я была ооочень сильна рада, но когда позвонила к своему наидрагоценнейшему супругу и сообщила ему эту весть, то он как-то сильно не обрадовался, а лишь протянул в трубку: «Чтооо честно что-лиии?!?…».

Третья беременность у меня начиналась тяжело, с сильным ранним токсикозом и, как всегда, с угрозой выкидыша. Я помню, как мне абсолютно ничего не хотелось есть. Присутствовало только одно желание лежать, лежать и лежать, но это было невозможно, т.к.  наличие двух детей и отсутствие какой-либо помощи со стороны, просто заставляло меня шевелиться через силу.

Через несколько недель я пошла на прием в частную клинику, в которой я отказалась рожать старшего моего ребенка, и первое время наблюдалась там. Врач прописал мне таблетки, предотвращающие угрозу выкидыша, и я с трудом запихивала их в себя целых три месяца.

Когда наступило недель двадцать, малышка зашевелилась и токсикоз как-то незаметно отошел. Почему я пишу слово «малышка»? Да потому что у меня изначально не было никаких сомнений, что родится именно ОНА! Я постоянно молилась Пресвятой Богородице и святым праведным богоотцам Иоакиму и Анне, чтобы они ходатайствовали ко Господу за меня грешную и чтобы по их молитвам Он смилостивился и ниспослал мне чадо женского роду. Так и случилось!

В ту частную больницу я ходила около 2-3-х месяцев, потом прекратила, т.к.  было дорого. Позже я стала просить мужа, чтобы он нашел нормальную (по-моим понятиям) больницу, где принимают не один, а несколько акушеров-гинекологов, т.к.  в прошлых своих рассказах о родах я уже писала о проблемах тех больниц, где в наличии имелся всего-лишь один врач. Мой наидрагоценнейший супруг постарался и нашел недалеко от дома большую многопрофильную больницу, тоже частную, которая называлась «Токусюкай бёин», где на втором этаже вели прием два акушера-гинеколога — мужчина и женщина. Я попала к мужчине. Это был степенный пожилой дядечка, седоволосый и очень тихий, который начал наблюдать меня с пяти месяцев, а впоследствии сам принял роды, т.е.  прооперировал.

Всю беременность я чувствовала себя нормально, кушала отлично, особенно сладкое, киллограммы набирались со свистом и я со своих заветных 60-ти забежала аж за 80, что составляло рекордную отметку по-сравнению с прошлыми двумя разами. :) Дети постоянно шутили надо мной. Малой все время похлопывал меня по животу, говорил, что у мамы большой «мамон» и что я сильно наелась. А когда я не могла усадить старшенького за стол, то помнится всегда причитала: «Сына, садись кушать! Посмотри какой ты тощий, кости обтянутые кожей, а живот вообще к спине прилип!», на что он мне сразу же отвечал: «А я не хочу чтобы он у меня был такой большой как у тебя!». :))) Только под самый конец 34-й недели у меня немного стали отекать ноги, что не наблюдалось при первых двух беременностях. Но доходила я хорошо, и девочка тоже развивалась нормально.

Проблемы начались чуть позже, непосредственно перед родами, когда нам выдали кучу различных бумажек и попросили их все заполнить.

В одной из анкет задавался вопрос о том, хотим ли мы рожать сами? Хм… что за вопрос?! Наидрагоценнейший супруг конечно же поставил галочку, ведь это извечная моя мечта! Но когда врач это прочитал, то сразу же стал отнекиваться и говорить, что с кесареными женщинами в их больнице не «возятся», и что обязательно будет кесарево сечение несмотря ни на что, а если мы, мол, не захотим, то можно поискать другие больницы, которые этим практикуются… Услышав такой ответ, я уже как-то спокойно на это отреагировала, а так как мне было лень куда-то ехать и что-то искать, то я сказала доктору, что уже точно буду рожать у них. НО через некоторое время мне почему-то вдруг снова дико захотелось поискать другую больницу, с огромной надеждой на то, что а вдруг… все-таки за меня кто-нибудь возьмется?! Эта реакция была, наверное, выработана прежними беременностями и все еще хранилась во мне в своем первозданном виде, она не покинула меня, она просто затаилась и ждала своего момента, а потом автоматически выскочила наружу.

Я стала теребить об этом моего бедного мужа, который и так был загруженный давно возникшими у нас финансовыми проблемами, но нужно отдать ему должное, что он воспринял это все с серьезным подходом и пообещал поискать.

Через пару недель так ничего и не найдя, мы обратились с этой просьбой к нашему доктору. Он нисколечко не сконфузился, а наоборот с радостью написал небольшую рекомендательную записку и отправил нас в один из крупнейших центров акушерства и гинекологии Хоккайдо, где именно возятся с кесареными, но тут же прибавил, что вряд-ли и там за меня кто-нибудь всерьез возьмется, т.к.  их было у меня уже два, да и плод на тот момент лежал вверх головой, но на всякий случай съездить нужно, а вдруг…

Приехав в эту больницу, мы завели карточку приема и поднялись на второй этаж. Просидев в очереди аж целых три часа, мы уже собрались было уходить, как вдруг нас пригласили войти в кабинет. Там принимал молодой врач лет 38 и, когда он услышал что от него требуется, то сказал, что лучше бы мы шли рожать туда, откуда пришли, т.к.  с двумя кесаревыми в их больнице родить самой мне будет очень сложно и опасно! В общем, одна и та же песня у всех врачей акушеров-гинекологов Японии про расхождение швов, про возможные возникновения осложнений, ряд опасностей и т.д.

Пулей вылетев после приема, я, психуя, заскочила в машину и мы поехали домой. Муж всю дорогу говорил, что так будет везде и что соваться уже никуда не следует, что если выбрали одну больницу, то на ней и нужно остановиться, тем более там рожать намного дешевле, чем везде, и она находится близко от дома (всего в 15 минутах езды).

На этот раз я, наверное, поняла окончательно, что кесареной женщине в Японии в естетсвенные роды дверь наглухо заперта.

Немного успокоившись, мы вернулись к нашему доктору. Он ничего не сказал, а принял нас и продолжил наблюдать дальше. Все шло бы хорошо, но настало другое испытание…

Дело было в том, что я ждала свою маму, которая должна была приехать к нам помогать. Она уже забронировала билеты на конец мая, но тут наш врач, подсчитывая последние недели, вдруг переставляет дату ПДР с обещанного 7 июня на 12 мая, о чем нам сообщает медсестра! Я в шоке кричу, что это невозможно, что нам не с кем будет оставить детей! Тогда она говорит, что это пока не точно и назначает нам число и время следующего осмотра. Придя домой я перезваниваю маме и объясняю всю ситуацию. Она соглашается приехать раньше, и у нее начинается канитель с переменой билетов, даты и всего прочего. Хорошо, что все удачно завершилось, и она должна уже была точно приехать 12 мая! Ровно через неделю, на приеме, врач, узнав все наши семейные подробности, вдруг переназначает ПДР на 20 мая, где сообщает, что резать нужно будет именно в 38 недель, не дожидаясь схваток, т.к.  если сделать это позже, то могут возникнуть опасности. Меня уже начинает трясти и колотить от таких перемен, я раздражаюсь и психую! Как-так кесарить не дожидаясь схваток?! Это абсурд! Меня всегда оперировали на 40-й неделе при маленьких схватках, как и положено! А тут…

Ко мне пришло сплошнейшее разочарование! Но потом, немного поразмыслив над ситуацией, понимаю что делать нечего, другого выхода нет и, успокоившись, через некоторое время соглашаюсь, уповая лишь на Господа и Его святую Волю.

ПДР в итоге было переназначено на 27 мая. Мама приезжает 12-го, а ровно через две недели, 26 -го числа я ложусь в больницу.

В день операции меня, как всегда, приготовили должным образом. С вечера прошлого дня я ничего не ела и не пила, т.к.  было нельзя. Время подходило, меня позвали на беседу к кардиологу (на этот раз это была женщина), где подробно расспросили о предыдущих моих наркозах, какая у меня была на них реакция и прочие другие подробности, а потом сказали, что сразу сделают мне общий, на что я запротестовала и стала настаивать на местном. Они сначала пытались меня убедить в обратном, но потом, видя мое упрямство, согласились.

Позже я села на телефон и стала обзванивать всех знакомых и друзей, прося о молитвенной помощи. Кесарево было назначено на 14:30 и, чем ближе стрелки часов подвигались к назначеному времени, тем боязней мне становилось! В третий раз почему-то было страшно ложиться под нож…

Помню, как в панике позвонила нашему батюшке и попросила его усердно помолиться за меня грешную, сообщив, что роды уже скоро должны начаться. Он успокоил, пообещал помолиться и сказал, чтобы я не волновалась, т.к.  обязательно все будет хорошо. На душе стало тихо и спокойно.

Через некоторое время в палату пришла медсестра и попросила меня пройти пешком до операционной. Иду. Сзади за мной шагает муж, потом он машет мне рукой, желает удачи, двери закрываются и меня просят лечь на стол. Располагаюсь. Приходит кардиолог и начинает меня готовить. Вот уже и позвоночник обкололи…. И снова пришло то ощущение, как-будто у тебя отсуствует половина тела… Она тычет иголкой в руки: «…тут чувствуешь что-нибудь?»…

— «Чувствую.»

— «А здесь» — колет ноги и живот…

— «Нет» — отвечаю я…

Затем пришел врач со своим напарником, и все началось. Мне назвали мое имя, дату рождения и попросили подтвердить, после чего началась операция.

Девочку вытащили. Она так сильно расплакалась, что мне стало ужасно ее жалко. Потом поднесли ко мне, быстренько показали, сфотографировали нас прямо на операционном столе и унесли.

Операция длилась час пятьдесят. За это время я успела помолиться, поспать, проснуться и еще раз помолиться. В этот раз все прошло как-то быстро, да так, что не успела я толком еще опомниться, как мне говорят, что сейчас меня уже повезут в палату. Слава Богу!

Через полчаса принесли мою голодную крикунью и положили мне ее под бок. Она впилась в грудь и принялась с жадностью кушать. Левая практически была пустой, а правую ей удалось немного рассосать. Сделав несколько глотков, малышка чуток насытилась, успокоилась и заснула у меня под боком. Я тоже рядом с ней стала проваливаться в послеоперационное забытье. :)

Потом потянулись беспомощные дни. Наркоз стал отходить и начались дикие боли. В третье кесарево они ощущались особо остро. От рук тянулись трубки с капельницами, от позвоночника — трубки с обезболивающим лекарством. Помню, что лежала и раз в несколько часов вводила себе по-несколько кубиков, т.к.  болело все тело сразу. На второй день, когда я уже задергала бедных медсестер с просьбами «принесите-унесите», «подайте», пришла старшая медсестра и, выполнив мои последние прихоти, сурово, но с улыбкой переспросила: «Все? Или еще что-то надо, говори сразу, а то я потом замучаюсь за другим чем-то идти!», я была не в себе от сказаного и мне стало жутко себя жалко, а она еще и добавила: «Сегодня сама встань и почисти зубы в умывальнике!». Я пришла в аут: «Да как же?! Только второй день пошел, а вы меня уже сдираете с постели!», на что она ответила: «Если будешь долго лежать, то будет гнить не только шов!»… :) Ближе к вечеру я двинулась по-стеночке до умывальника, почистила зубы, развернулась, дошла до кровати и потихонечку легла. Тело еще продолжало болеть, но первые шаги были сделаны. Спасибо старшей медсестре за ее добрую суровость. :)

В последующие дни моего пребывания в больнице, я боролась за ГВ. Сначала молока было мало, но потом постепенно его прибывало и прибывало все больше. Малышка неплохо кушала, но из-за неправильного захвата у меня появились трещины на сосках. Опыта с предыдущими кормлениями у меня не было, т.к.  почти все беременности подряд из-за этих диких болей я сцеживалась и кормила собственным молоком из бутылочек, но в этот раз решила постараться. Сколько раз я доходила до точки, вот-вот хотела уже все бросить и схватиться за молокоотсос, но молясь у иконы Божией Матери в образе «Млекопитательницы», я приходила в себя и получала постоянные наставления и утешения от близких и друзей. ГВ постепенно стало налаживаться.

На восьмой день нашего пребывания в больнице нам приготовили вкусный праздничный ужин для всей семьи «оиваи рёри» (которые делают практически во всех роддомах Японии с целью поздравить семью с новорожденным ребенком), а потом выписали.

Вот так все и свершилось. :) Слава Богу за все!

Теперь я постоянно вспоминаю слова моей знакомой, которая четверых детей родила сама, а с пятым у нее возникли сложности. Она два месяца лежала на сохранении, и в итоге ее на 34-й неделе прокесарили, а ребеночка положили в инкубатор. Когда мы с ней созвонились, то первое, что она у меня спросила это было: «Женя, как ты так рожаешь?! Я просто в шоке! Это так не естественно, фууу… Абсолютно никаких эмоций! Такое ощущение, что тебя словно торбу распороли, выпотрошили и снова зашили! Это просто ужас дикий! То ли дело самой родить! Прямо такая радость приходит! А тууут…», на что я ей ответила: «Не знаю… По мне и так радостно, когда слышишь голос младенчика! Ведь он тоже рождается, только немного по-другому. Просто тебе есть с чем сравнивать, а мне нет. А теперь и тебя можно поприветствовать в рядах кесареных, ведь с этого момента естественный путь рождения последующего чада, если оное вдруг состоится, для тебя уже закрыт! Тут всегда так.».

Евгения Миядзаки