Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

При поддержке

Предлагаем услуги по оптимизации сайтов: оптимизация сайта с гарантией.

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Женщина и мужчина — по-разному устроенные организмы

Источник:Православие.ру

В последнее время в прессе активно обсуждается проблема раздельного обучения и воспитания мальчиков и девочек. Как обычно, мнения разделились. Но вот что примечательно: в полемике мелькали имена известных киноактеров, звезд эстрады и даже футболистов, но почти не звучали высказывания психологов, педагогов и врачей, профессионально изучавших данный вопрос. Мы хотим хоть немного восполнить этот пробел и публикуем мнение крупнейшего детского психиатра, зав. отделом Института психиатрии РАМН профессора Галины Вячеславовны КОЗЛОВСКОЙ. Можно сказать, что это тоже звезда, причем мировой величины, поскольку Галина Вячеславовна — одна из немногих психиатров в нашей стране и за рубежом, кто всю жизнь занимался изучением психики детей раннего возраста. А ведь именно раннее развитие ребенка во многом определяет весь дальнейший ход его жизни...

— Новое часто бывает хорошо забытым старым. А в данном случае и забыть-то старое почти не успели, потому что история совместного воспитания мальчиков и девочек очень невелика. В нашей стране, например, оно стало директивно применяться примерно с конца 50-х годов. А до этого воспитание традиционно было раздельным. Можно сказать, что оно вообще практиковалось испокон веку. Почему, спрашивается? — Да потому, что испокон веку каждый народ ставил своей целью сохранение и приумножение здорового потомства. Поэтому воспитанию молодого поколения уделялось очень большое внимание. И не только среди аристократической прослойки общества, но и в среде бедняков детей старательно ориентировали на мужской и женский образы, считавшиеся идеалом данной культуры. Интересно, что у всех народов, несмотря на многообразные различия между ними, женщины и мужчины резко различались в своих обязанностях, задачах, работах, и внешне и внутренне. Это, безусловно, имеет под собой глубинную основу.

— Какую?

— Женщина и мужчина — по-разному устроенные организмы. У них разный обмен веществ, разные характеристики поведения. Женщине, например, свойственны нежность, грациозность, мягкость, уступчивость, ранимость, терпимость, нерешительность. Мужчине, наоборот, присущи резкость, решительность, азартность, увлеченность, обуянность идеями, бесшабашность, удаль и так далее. Надо сказать, что в трудные моменты женщина вполне могла проявить очень большую смелость, и находчивость. Но это именно в трудные моменты. А в основном, главенствующую роль традиционно играл мужчина. Хотя при этом женщина тоже всегда была активным строителем общества, но со своими задачами и со своими особенностями. И казалось, что эти особенности присущи полам изначально, а значит, они могут быть сохранены, невзирая ни на какие педагогические новшества и социальные эксперименты. Поэтому-то в свое время общественность так легко согласилась на совместное обучение мальчиков и девочек. Было приведено множество доводов, почему раздельное обучение тормозит развитие общества. Говорилось, например, что при раздельном обучении не удается использовать задатки женского ума, что уровень образования, которое получают женщины, достаточно низкий, и в результате они бывают невостребованными в обществе, где правят мужчины.

— Что ж, теперь, по прошествии пятидесяти лет, пожалуй, пора подвести некоторые итоги.

— Сторонникам совместного обучения мальчиков и девочек казалось, что эта новация безопасна и от нее общество получит одни только выгоды. Но выяснилось, что это не так. Выяснилось, что подобное вмешательство в воспитательные процессы вызывает большие изменения не только в поведенческом плане, но и на уровне биологии. В поведенческом плане отход от принципов раздельного обучения и воспитания меняет половую ориентацию, делая ее смешанной: феминизирует мужчин и маскулинизирует, омужествляет женщин. У женщин появляется стремление играть мужскую, доминирующую роль, а мужчины соглашаются на второстепенную роль, роль ведомого. И женщина, сама того не подозревая, обрекает себя на одиночество. Ведь такой феминизированный мужчина не очень-то ей и нужен! Ей нужен защитник — активный, сильный, бесшабашный. Короче, настоящий мужчина. А у нее под боком не мужчина, а ребенок, который сам требует защиты и помощи. Так возникает страшный перекос ролей. Феминизированный мужчина, будучи инфантильным, женственным, ведет себя как ребенок. Тем более с женщиной, претендующей на роль командира. Это, естественно, порождает проблемы в семье и в воспитании детей.

— Давайте остановимся на воспитании поподробней.

— Феминизированный папа уже не может быть авторитетом в семье. Это уже не наказующее звено, к которому мама может обратиться за помощью, когда ребенок плохо себя ведет. Нет, теперь во многих семьях мама выполняет наказующую функцию: бьет ребенка, ставит его в угол... А папа приходит и начинает с ним, как ребенок, играть. А мама, соответственно, в присутствии ребенка делает ему замечания... Вот и получается, что смешанное воспитание привело к нивелировке ролей мужчин и женщин в обществе.

— Но ведь, с другой стороны, сейчас активно внедряется ранняя сексуализация детей и подростков — так называемое «половое воспитание», а точнее — «сексуальное просвещение». Мальчикам и девочкам доходчиво, наглядно, с использованием видеофильмов и муляжей объясняют, чем они отличаются друг от друга и что из этого следует. Может быть, это поможет восстановить нарушенный баланс?

— Отнюдь. Ранняя сексуализация — особенно при смешанном воспитании! — оказывает отрицательное воздействие на формирование личности. Как мужской, так и женской. У мужчин она вызывает изменение половой ориентации, интерес к своему собственному полу и отвращение к противоположному. А у женщин возникают, видимо, другие, сейчас пока еще мало фиксируемые осложнения, потому что женщина, в основном, является страдательной фигурой в этом процессе ранней сексуализации общества. Женщина становится предметом сексуальной эксплуатации, она должна принимать противозачаточные средства, которые оказываются далеко не безобидными для ее организма. Ранний сексуальный опыт приводит ее в группу риска. Такие женщины больше подвержены гинекологическим заболеваниям, у них развивается бесплодие, постепенно утрачивается интерес к семейной жизни, в том числе и к сексуальным отношениям с мужчиной.

— Ну, хорошо, поведенческие изменения — это понятно. Но вы упомянули и изменения на уровне биологии...

— В развитых странах были проведены исследования: ученые пытались понять, почему происходит такая массовая феминизация мужчин и маскулинизация женщин. Мы это видим повсеместно, в том числе и в области высокой моды. Исказились эталоны женской красоты. В основном, женщины сейчас излишне худые, без материнского начала. У них неразвитая грудь, растрепанные волосы, резкие манеры, мальчишеский облик. Многие из них не только курят, но и пьют наравне с мужчинами. «В чем дело?» — задались вопросом западные ученые и изучали это на уровне хромосом. Обнаружилось, что мужская хромосома, Y-хромосома, которая, по сути, обуславливает мужской облик, имеет склонность к редуцированию, уменьшению. А феминизация мужчин приводит к нивелировке полов, конвергенции, сближению мужчин и женщин, к появлению этакого андрогина — существа, в котором нет четкого разделения женского и мужского начала. Отсюда ученые сделали вывод, что женское и мужское начало требует строгих воспитательных, традиционных приемов. И на примере такого, казалось бы, безобидного эксперимента, как смешанное воспитание полов — особенно в западных странах, где под влиянием феминисток, оно внедрялось очень жестко — мы сталкиваемся с серьезными биологическими проблемами: с уменьшением воспроизводства потомства, с массовым бесплодием, с феминизацией мужчин...

— И как же теперь быть? Снова сделать поворот на 180 градусов и вернуться к отдельным школам для мальчиков и девочек? Но резкие перемены всегда вызывают недовольство в обществе. А у нас и так сейчас напряженности хватает.

— Перед встречей с вами я устроила в нашем отделе этакую блиц-конференцию по проблеме раздельного воспитания. И одна из наших коллег, педагог с очень большим стажем, высказала очень интересное предложение. Не нужно специальных школ, можно в рамках одной школы организовать классы для девочек и классы для мальчиков. На переменках и после уроков дети будут общаться, а учатся пусть раздельно.

— Кое-где по этому пути уже пошли. В Москве есть такие школы, в республике Коми их уже 500. Теперь и Ставрополье решило перенять опыт раздельных классов.

— По-моему, это очень щадящий метод. Хотя и он потребует определенных изменений. В частности, изменений педагогического состава. Сейчас этот состав почти целиком женский, что крайне отрицательно сказывается на мальчиках. Ведь мальчики от природы более ранимы, больше запрограммированы на болезнь а значит, более уязвимы для педагогического воздействия. Они легко перенимают женский тип поведения, становятся нерешительными, боятся девочек, попадают под их прессинг. Девочки развиваются быстрее мальчиков, подчиняют их себе, начинают колотить. А тут еще и учителя, в основном, женщины, которым психология девочек гораздо ближе и понятней. В результате мальчики не могут вырваться из-под женского давления.

— Есть и еще один аспект. В начальных классах девочки лучше учатся за счет аккуратности, большей собранности, лучшего почерка и т.п. У мальчиков же на этом фоне формируется комплекс неуспешности.

— Да, еще и поэтому раздельное обучение целесообразней. Пусть мальчик будет равным среди равных, в ситуации, когда различия обусловлены лишь разным уровнем способностей и характерологическими особенностями.

— А на какие особенности при раздельном обучении мальчиков и девочек стоило бы обращать внимание?

— Психиатрам нередко приходится сталкиваться с последствиями так называмой дидактогении. Это педагогические ошибки, вызывающие у ребенка стресс, который в дальнейшем может перерасти в психическое расстройство. Одна из самых распространенных дидактогений в нашей школе — установка на послушность ребенка, на то, чтобы он был малозаметен, молчалив, не мешал. А мальчики, как правило, совсем другие. Они обычно гораздо более шумные, подвижные, активные, чем «идеальный ученик». И, находясь в ситуации педагогического давления, когда нужно сорок пять минут просидеть в однообразной позе, не вертеться, не разговаривать, они испытывают стресс. Кто такие послушные, незаметные дети? — Это дети, неуверенные в себе, дети с какими-то комплексами. А здоровый мальчишка обычно — шалун, жизнерадостный, веселый. Вспомните знаменитый рассказ О'Генри «Вождь краснокожих». А если в школе установка на незаметность и послушность? — Кого это воспитывает? Здесь возникает порочный круг: мальчишка, у которого потребность в разрядке больше, чем у девочек, на уроке вертится. На него прикрикивают, он нервничает и от этого еще хуже усваивает материал. Ему пишут замечание в дневник. Он приходит домой, где его тоже ждет за это взбучка. Потом родителям выговаривают за то, что они неправильно воспитывают ребенка и вообще он умственно недоразвит. Мальчик начинает заниматься с репетиторами. В результате еще меньше отдыхает. Вот вам и порочный круг, когда дидактогения переходит в школьный невроз. У ребенка возникает отвращение к школе. Обратите внимание, чаще всего — в 90% случаев! — школьный невроз наблюдается у мальчиков. При раздельном обучении этой дидактогении можно было бы избежать. Например, уроки для мальчиков можно было бы сделать короче, грамотно чередовать физическую и умственную нагрузку, даже посреди урока давать им возможность двигательной разрядки. Ведь сейчас очень многие дети страдают двигательной расторможенностью из-за минимальной мозговой дисфункции. И это опять-таки почти всегда бывают мальчики. А в смешанных классах от мальчиков требуют, чтобы они даже на переменах ходили по струнке. Это же совершенно неприемлемо! Нормальному мальчику, отсидевшему урок, хочется порезвиться, с гиканьем попрыгать по коридору, побороться, повозиться с товарищами. И девочки начинают ему подражать, перенимают мальчишичьи ухватки. А им это совершенно ни к чему. У них другой модус поведения. Девочек вовсе не следует поощрять, чтобы они ходили на голове. Их поведение должно быть более разумным, степенным, скромным.

— Я замечала, что мальчики охотней слушаются мужчин. Тут есть какая-то закономерность?

— Когда к нам обращаются с жалобами на неуправляемость, непослушание ребенка, мы всегда интересуемся взаимоотношениями в семье. Как правило, выясняется, что папа, даже при его наличии, исключен из воспитания ребенка. Мама выступает во всех ипостасях, а папа лежит на диване, смотрит телевизор и ни во что не вмешивается, не пользуется авторитетом. Ребенок же в таком случае проявляет яркое неповиновение. Он хамит, дерзит, может даже набрасываться на мать, кусаться, рвать ее вещи. Так агрессивно он реагирует на то, что мать пытается им командовать. В конце концов, измученная мать приводит его к врачам, и мы первым делом советуем ей изменить взаимоотношения в семье. Если она следует нашему совету, то вдруг выясняется, что когда те же самые указания дает ребенку отец, ребенок подчиняется. А маму слушаться отказывался! Причем как правило, такую реакцию дают именно мальчики. Они подсознательно чувствуют, что положение, при котором в семье командиром является мать, ненормально, и бунтуют. Аналогичную картину мы наблюдаем и в школе. Мариванна кричит-разрывается, а у мальчишки на его скучающей физиономии написано: «Да кто ты, тетка, такая, чтобы на меня орать?» А учителю-мужчине часто даже голоса повышать не надо — мальчишки и так его слушаются. Если же он вдобавок интересно ведет уроки — мальчики вообще смотрят ему в рот и ходят за ним табуном. Так что раздельное обучение (при условии, что в мальчуковые классы придут преподавать мужчины) может способствовать существенному улучшению школьной дисциплины.

— Но откуда взять столько мужчин? Они же не идут работать в школы.

— Можно найти разные способы для их привлечения. Я, например, слышала, что в Думе рассматривается предложение давать мужчинам, преподающим в школе, отсрочку от армии. Если оно пройдет, то приток мужчин в школы наверняка увеличится.

С Галиной Козловской беседовала Татьяна Шишова