Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Страх перед школой

Источник:«Нескучный  сад» (№ 8, ).

Когда нарядные взволнованные мамы, держа в одной руке букет цветов, а в другой — ладошку своего шести-семилетнего чада, ведут его 1 сентября первый раз в школу, все они надеются, что процесс познания станет для него радостным и счастливым. Но, увы, порой эти надежды оборачиваются горьким разочарованием. Вчерашний резвый малыш становится угрюмым и раздражительным, и одно имя учительницы, призванной стать для него чуть ли не второй мамой, вызывает растерянность и страх.

Три невеселые истории

История, рассказанная Мариной К.: «Сложности у нас начались, когда в школу пошла моя младшая дочь. Ее учительница не имела педагогического образования. И ее педагогическая неграмотность отразилась на нас в полной мере. Она совершенно не понимала того, что все дети — разные. На ее взгляд, все они должны были тихо сидеть, вовремя все делать, внятно отвечать и писать красивым почерком. При этом она не знала, как этого добиться.

Если, например, Маша не успевала что-то записать, учительница так строго с ней разговаривала, что приводила ее в отчаяние. Она могла ее высмеять перед всем классом. Она сажала ее исключительно на первую парту, объясняя это тем, что раз она такой сложный ребенок, то ей следует уделять больше внимания. Маша чувствовала неустанное внимание к своей персоне, и это ее эмоционально сильно перегружало.

Думаю, учительница хотела как лучше, но все ее усилия обернулись тем, что девочка совсем перестала хотеть учиться. Она решила, что она хуже всех, что у нее никогда ничего не получится. В результате мы вынуждены были срочно перевести ее в другой класс».

История, рассказанная Юлией Т.: «Все дело в том, что она просто не любила детей. И у нее были методы, которые мой Егор просто не мог принять. Например, если кто-то из детей провинился, весь класс должен был долго стоять, держа руки по швам или за спиной. Там был один мальчик с плоскостопием, так он вместе со всеми подолгу выстаивал, хотя ему это было очень тяжело.

Эта учительница любила ославить ребенка на весь класс, унизить его. Всех детей, которые были ей неугодны, она постепенно выживала. И своего добилась. Остались только послушные, покорные ей дети, которые всего боятся. Но что удивительно, оказалось, что некоторые родители были ею вполне довольны. Есть, оказывается, мамы и папы, которым такие учителя нравятся. Наверное, поэтому они еще существуют. А для нас это кончилось тем, что в разговоре мой сын назвал учительницу «дурой», а ей об этом донесли. Разразился скандал. Я просила прощения, но это не помогло. Нам после этого уже нечего было делать в этой школе».

История, рассказанная Людмилой В.: «Мой семилетний сын был так запуган постоянными разговорами учительницы о расплате за грехи, о страшном суде, что во время болезни, в полубреду, боялся, что ему явится в наказание Лев Толстой. И вообще, наблюдая за детьми в православных школах, я не могла не заметить, как они перегружены. Ребенок находится под постоянным контролем — и его знания, и его душа — каждый день, каждый час. Все время обсуждается, кто когда исповедовался, кто когда причастился. Ясно, что у всех благородные побуждения, но это не та область, которая подлежит такому контролю».

Портрет идеального учителя

Первым учителем закладывается отношение ребенка не только к школе, но во многом и к жизни в целом. Так каким же должен быть учитель, который наделен столь большой властью над думами и душами наших детей?

Конечно, он должен иметь специальное образование. Но часто профессионализм понимается очень узко — как владение предметом и методикой его преподавания. «Это неверно, — убежден известный педагог Шалва Александрович Амонашвили. — На мой взгляд, высший профессионализм, высшее искусство педагога заключается в характере его общения с учениками. Насколько взрослый может расположить ученика в пользу тех процессов, которые он предлагает. Учитель может быть требовательным, но суровым — никогда. Если я вижу отступление от нормы в поведении ученика, то подойду к нему, скажу несколько добрых, ласковых слов, потрогаю за плечо, похвалю за что-то. Сделаю все, чтобы ребенок принял меня, как своего близкого человека. Такой подход требует учителя не авторитарного, а гуманного. Первому важно, чтобы дети сидели смирно за партой, а второму — чтобы дети расположились к учителю и к учебе».

При этом, разумеется, никто не спорит, что детям границы нужны. Ребенок должен понимать, что есть авторитет взрослого, дисциплина и правила поведения. Учитель должен быть достаточно серьезным, внушать уважение, но в то же время очень теплым эмоционально, уметь поддерживать детей, правильно понимать, в чем у них затруднения. Большинство малышей очень любознательны по своей природе, хотят учиться, и очень важно, чтобы позиция учителя была такова: дети не тупые, не плохие, они просто маленькие. В трудную минуту им нужна поддержка, чтобы не погасить их интерес и положительное отношение к школе.

«К сожалению, — говорит священник Андрей Постернак, директор Традиционной православной гимназии, — и в православных школах нередки случаи конфликтов между учениками и учителем. Бывает, что непомерная строгость учителя к трудному ученику рождает настоящую вражду, которую потом трудно погасить. Учитель должен уметь контролировать свои эмоции, стараться поступать справедливо, чтобы ребенок при любых обстоятельствах чувствовал, что его любят. В ситуациях, когда ученик нарушает общепринятые правила, учитель должен стараться аккуратно исправить положение. Не выставлять из класса или физически наказывать, а интонацией в голосе дать понять ученику, что им недовольны. Думаю, что лучшее наказание для ребенка — это чувство, что он может лишиться определенной доли любви учителя. Хороший учитель младших классов — это человек, который может работать с любыми детьми: сложными, глупыми, непослушными».

Деликатность и доброта особенно важны, когда взрослый имеет дело с чувствительным, восприимчивым, робким ребенком. «Таких детей специалисты называют сенситивными, — говорит детский психолог Мария Викторовна Капилина. — Такой ребенок может стесняться отвечать на уроках, испытывать непреодолимый страх от выступления на публике и склонен предчувствовать неудачу. Если у такого ребенка начинаются трудности в учебе, долг учителя — протянуть ему руку помощи».

Профилактика стрессов, или как подготовить ребенка к школе

Иногда трудности возникают из-за того, что ребенок еще не созрел для школы. Единого мнения, в каком возрасте надо отправлять детей в школу, нет. Некоторые утверждают, что лучше это делать в шесть лет, когда дети наиболее восприимчивы (как это ни странно, они более успешно осваивают чтение, письмо и счет, нежели семи— и восьмилетние). Другие специалисты, напротив, считают, что раньше семи лет многие дети плохо адаптируются к новой школьной обстановке. Так или иначе, но ребенок должен переступить порог школы только тогда, когда он готов к этому психологически. Он должен быть личностно зрелым, то есть искать общения с людьми, интересоваться обществом взрослых, иметь представление о субординации и в то же время хотеть выйти во внешний мир, а не сидеть возле маминой юбки.

«Психологи, — говорит Мария Капилина, — проверяя готовность ребенка к школе, смотрят не столько на знания, сколько на личностную зрелость, в первую очередь на то, что называется произвольностью. Это способность управления собственным поведением, когда он может заниматься не только тем, что ему интересно, а тем делом, которое ему предложат. Маленьким детям свойственна повышенная отвлекаемость, или так называемое полевое поведение, когда они реагируют на событийное поле вокруг себя больше, чем на информацию, которая исходит от учителя. Вот пролетела птичка — ученик посмотрел в окно, а не на доску, где-то музыка заиграла — он уже все забыл, ее слушает, кто-то из товарищей обернулся, зашушукал — он вступил с ним в разговор... Ребенок, который пошел в школу, должен быть способен удерживать внимание, запоминать, и не только то, что ему крайне интересно, а ту информацию, что исходит от учителя».

Произвольность формируется длительно, где-то с трех лет, и развивается не столько систематическими учебными занятиями, сколько в игре и общении. Когда мама читает своему ребенку книжки, рассказывает что-то, то постепенно приучает его не отвлекаясь слушать взрослого и осмысливать происходящее. Хорошо время от времени просить ребенка тоже что-то рассказать — при этом он учится выражать свои мысли, правильно формулировать ответ. Полезны словесные игры, когда ему предлагают называть предметы, их цвета, форму, размеры и сравнивать их. Необходимо обращать внимание на происходящую жизнь — смену времен года, суток, изменение цветов, знакомить его с миром растений и животных...

Очень важно, чтобы игры, в которые играет ребенок, развивали его не только умственно, но и физически, ведь слабому и болезненному ученику трудно высидеть за партой необходимое количество занятий.

И последнее: рассказывая дома о школе и о будущей учительнице, надо строить образ не Бабы Яги, а доброго, отзывчивого друга.

Если назрел конфликт

Справедливости ради следует признать, что большинство учителей младших классов — терпеливые, понимающие, умеющие держать дисциплину в классе и в то же время любящие детей. Но, к сожалению, бывает и по-другому: вы видите, что ваш ребенок стал нервным, раздражительным, плохо спит, не хочет в школу, теряет веру в свои силы — и связываете это с поведением учителя. Как тут быть? «Не нужно действовать сгоряча, — считает Мария Капилина, — прежде нужно выяснить причину того, почему учитель был непомерно строг, или груб, или срывался на вашем ребенке?

Вариант первый. Учитель недостаточно квалифицирован и подспудно стремится свалить вину на детей, мол, они такие плохие, что плохо учатся.

Вариант второй. Учитель может испытывать недостаток культуры, быть человеком грубого склада, властным, резким. Это его личностная особенность, и он груб со всеми, не только с детьми.

Вариант третий. Личные предпочтения. Какой-то ребенок учителю нравится, а какой-то вызывает необъяснимое раздражение.

Вариант четвертый. Учитель может быть хорошим человеком и неплохим педагогом, но по какой-то путанице обстоятельств может не очень хорошо понимать ребенка или недооценивать его».

Для начала нужно здраво предположить самый безобидный вариант (то есть четвертый) и проверить: может, учитель просто плохо знает вашего ребенка? В таком случае полезно, чтобы родители часто ходили в школу узнать, как у ребенка дела. Причем не только на родительские собрания, но и в другие дни, когда учитель посвободнее. Надо поговорить с ним, установить теплые отношения. Нормальному учителю всегда приятно, когда родители проявляют интерес к школе. Обычно такое внимание родителей вызывает ответный интерес и внимание учителя к ребенку.

В случае, когда учитель испытывает неприязнь к ученику (вариант третий), надо попробовать мягко поговорить с ним, рассказать, что ребенок переживает эту ситуацию. Обычно результат достигается довольно быстро, и отношения смягчаются.

Если учитель считает, что у вашего ребенка специфические трудности в учебе, вам надо сходить к психологу, который выяснит, так ли это, и даст необходимые рекомендации. В любом случае проблемы ребенка не могут служить поводом для его унижения — ему надо помочь. Выслушав советы специалиста, подойдите опять к учителю и поговорите в примирительной манере.

Но может быть и так, что трудности ребенка — реакция на учителя (варианты второй и первый). Нужно аккуратно, не организовывая собраний и не настраивая никого против учителя, узнать мнение других родителей, чтобы убедиться, верно ли ваше восприятие, не перебарщиваете ли вы во враждебности. Не торопиться с конфликтом и помнить, что в результате «выяснения отношений» с учителем больше всего теряет ребенок. Ему всегда плохо, если родители не могут договориться со школой, поэтому нужно заниматься в школе не войной, а примирением.

Но если вы убеждаетесь, что ситуация неисправима, учитель груб и не желает прислушаться к вашим просьбам, надо подумать о переводе в другой класс или даже в другую школу — это зависит от тяжести ситуации.

Есть ли смысл обращаться к руководству школы? Опыт показывает, что чаще всего это не дает желанных результатов. «Учитель — взрослый, давно сложившийся человек, — говорит Шалва Александрович Амонашвили, — изменится ли он, если директор сделает ему внушение? Он может быть ласковым пару дней, а потом снова вернется к своим замашкам. И поэтому до того, как определить ребенка в школу, надо искать не школу со славой, а доброго, чуткого, справедливого учителя».

София БЕР-ТАМОЕВА