Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Этический аспект манипуляций над эмбрионами

Источник:Православный Медицинский Сервер

Появление новых репродуктивных технологий, с которыми связаны манипуляции над эмбрионами, оплодотворение in vitro, клонирование, — ставят очень серьезные этические вопросы. Наиболее остро стоит вопрос о ценности жизни эмбриона. От ответа на него зависит и общее отношение к репродуктивным технологиям. Среди специалистов нет однозначных мнений.

Одна из самых основных проблем — является ли эмбрион человеком со всеми присущими ему правами, и с какого момента ребенка можно считать таковым? Существует точка зрения, что на 14-й день происходят некие существенные изменения, в результате которых эмбрион приобретает особый статус. До этого никаким правом на защиту он не обладает. Без сомнения, эта точка отсчета является условностью. Уже зачатые дети, будь им восемь, четырнадцать дней, или несколько лет, отличаются друг от друга лишь возрастом, размером и степенью развития. Проводить юридическую разницу между четырнадцатидневным эмбрионом и двадцатидневным — это то же самое, что за убийство пятикилограммового младенца давать меньший срок, чем за убийство десятикилограммового, или определять права людей в зависимости от расы, профессии, либо того, кто правша или левша.

Д.В. Попов, известный российский ученый-эмбриолог, утверждает, что изучив всю профессиональную литературу, он так и не нашел аргументированного и достойного внимания обоснования тому, что 14-й день считается началом какого-то качественно нового периода в жизни человеческого эмбриона.

Зачатие считалось моментом начала человеческой жизни всегда. Хотя аборты практиковались давно, человечество никогда не приходило к той мысли, что аборт это нечто иное, чем убийство. Когда были легализованы аборты, ввели разграничение: «до 12 недель и после». Именно тогда в общественное сознание была введена мысль о том, что аборт до определенного срока допустим, так как эмбрион еще якобы не сформировался. От этой мысли нас предостерегает св. Василий Великий:

»Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкаго различения плода образовавшагося или еще необразованнаго у нас несть» (2-е правило св. Василия Великого). Василий Великий, как известно, был не только почитаемым епископом, но и широко образованным человеком.

Новая «мораль», введенная правительством Ленина в 1920 году, именно через внедрение условных ограничительных сроков сделала детоубийство оправданным и узаконила его. Как только «общественное мнение» было приучено к искусственным срокам, стало возможным отодвигать их дальше и дальше. Началось наступление «культуры детоубийства». Именно в ее пространстве возникает идеология «планирования семьи», согласно которой семью нужно планировать, убивая лишних детей. Одновременно с легализацией аборта большевики начали «планировать» Церковь, уничтожая верующих сотнями тысяч. Их примеру последовала фашистка Маргарет Зангер, создательница Международной федерации планирования семьи, вдохновившая нацистов на «планирование» целых народов и уничтожение неполноценных людей. Сегодня эта идеология распространяется дальше: оказывается, с помощью эвтаназии можно «планировать» не только детей, но и больных стариков! Это тоже планирование семьи.

Голландия оказалась первой страной, где узаконена эвтаназия — убийство с «гуманными» целями. Даже ребенка можно убить в Голландии, если врачи найдут для этого уважительную причину. Что примечательно, одновременно с этим голландские законы строго наказывают тех, кто жестоко обращается с животными.

Говоря о новых репродуктивных технологиях, мы видим, что хотя в решениях различных этических комитетов и присутствует идея о ценности человеческой жизни до рождения, в то же время в употребление входит термин «градуалистическая» позиция, которая предполагает возрастание ценности и правовой защищенности эмбриона по мере того, как он приобретает внешние черты, характерные для человека. Данная теория — своего рода антипод 2-го правила св. Василия Великого. Внешнее сходство или несхожесть определяет видовую принадлежность эмбриона. Человек устроен так, что не может быть человеком сначала на одну десятую, потом наполовину, а затем уже «целым». Во время внутриутробного существования происходит развитие. Эмбрион представляет собой настолько замкнутую систему, что извне, т.е. из организма матери, он получает только воду, кислород и питательные вещества. Человек, будь то новорожденный ребенок или старик, как эмбрион или зигота, — остается таковым независимо от того, сколько он весит, какой имеет возраст. Даже сам термин «развитие» не вполне подходит, так как предполагает изменение от простого, примитивного состояния к более сложному. В случае с эмбрионом скорее можно говорить о проявлении уже имеющихся, но скрытых свойств. В зиготе, оплодотворенной яйцеклетке, т. е. в человеке, после зачатия есть все, что имеется у взрослого, только в одной клетке. Эту мысль можно проиллюстрировать следующим сравнением: после оплодотворения (зачатия) начинается деление клеток. Сначала образуются две клетки, потом четыре, восемь и т.д., до самой биологической смерти. Когда из одной клетки образуются две, то ни одна из них никогда не будет более сложно устроена, чем та клетка, из которой они образовались. Происходит только дифференциация, узкая специализация клеток: из зиготы произойдут и жировые клетки, и клетки соединительной ткани и все остальные, но ни одна из них не будет более сложно устроена, чем самая первая. Даже хромосомы соматических клеток с миллиардами генов будут идентичны тем, которые образовались в момент зачатия.

Поэтому делить эмбрионы на более ценные и менее ценные невозможно. Любая установка, предполагающая возможность умервщления человека в любом возрасте, начиная с зачатия, ведет к оправданию убийства.

Наше отношение к этому базовому, основополагающему вопросу определяет отношение к репродуктивным технологиям и любым манипуляциям над эмбрионами человека. Вот несколько примеров.

Экстракорпоральное оплодотворение предполагает образование вне тела матери 7-8 эмбрионов с дальнейшим подсаживанием в матку. Для получения беременности одним ребенком требуется убить несколько его братьев и сестер.

Имплантация эмбрионов тесно связана с гибелью детей в случае неудачи, которая бывает весьма частой.

Фетальная терапия и трансплантация — метод лечения с использованием эмбриональных тканей. Хотя эффективность такого лечения весьма спорна, она пользуется определенной популярностью среди состоятельных слоев населения. Абортированные дети и тела невостребованных эмбрионов используют для приготовления определенных средств, что является изощренной разновидностью каннибализма.

Эксперименты над эмбрионами. Создание эмбрионов ради экспериментов над ними осуждается всеми государствами и международными нормами. Но куда девать те тысячи «лишних» эмбрионов, полученных в результате искусственного оплодотворения и не дождавшихся своей очереди? Новая мораль в этом случае допускает опыты над ними. Их ждут уничтожение или эксперименты, как над лягушками.

Торговля эмбрионами и другие манипуляции. Консервация эмбрионов в замороженном состоянии позволяет сохранять их в течение длительного времени. Естественно, там, где есть спрос и предложение, всегда возникает схема «деньги-товар-деньги». Хотя торговля эмбрионами запрещена, она, тем не менее, существует. В сентябре 2000 года по информационным агентствам промелькнуло сообщение, что из клиники Гемпшира (Великобритания) украдены 80 эмбрионов. С какой целью они были украдены? Конечно, хорошо запланированное преступление было совершено не с целью поставить их на полке у английского камина и любоваться в свободное время. Эмбрионы были похищены как определенная ценность. Некий общественный резонанс в результате этой акции возник, но вовсе не такой, как если бы бесследно пропали 80 человек.

Как мы видим, принятие принципа относительной, а не абсолютной ценности человеческой жизни приводит к результатам, которые уже принесли отрицательные плоды, но могут привести к еще более худшему, причем все это делается как бы во имя здоровья, благополучия и долголетия. Кстати, о долголетии. Никто не задумывался, какова средняя продолжительность жизни в России? 59 лет, как гласит статистика? Давайте посчитаем, исходя из того несомненного факта, что жизнь начинается с момента зачатия (приблизительные расчеты). Официальная цифра будет 60 лет. Учитывая, что из трех беременностей две заканчиваются абортами, получаем цифру 20 лет — это средняя продолжительность жизни в России с учетом абортов. Но если вспомнить, что при использовании внутриматочных спиралей и гормональных контрацептивов происходит аборт, то цифра будет совсем другой. Невозможно подсчитать, сколько детей погибает из-за этой формы аборта. Специалисты говорят, что, как минимум, официальное число абортов нужно удвоить. Получаем среднюю продолжительность жизни в России — 12 лет. Данная цифра не учитывает, что реальные цифры отличаются от официальной статистики, потому что зачастую аборты производятся нелегально и без лицензии, с целью уклонения от налогов. Цифры эти не учитывают и тех тысяч детей, которые погибли в результате искусственного оплодотворения. Скорее всего реальная цифра средней продолжительности жизни в России — лет 8-10.

И все это — плоды того, что сознание современного человека искажено и допускает отношение к зачатому ребенку как к материалу эмбриологических исследований, уничижая жизнь «научным» манипулированием и ее «осмысленным» уничтожением.

Священник Максим Обухов