Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Носите бремена друг друга

Источник:«Cлавянка»

Развод сегодня стал вполне привычным «выходом» из неудачно сложившейся ситуации семейной жизни, привычным настолько, что не только неверуюшие, но и пpaвocлaвныe супруги стали соблазняться возможностью — исправить ошибку, и «начать новую жизнь», желая как-нибудь «позаконннее», с точки зрения православия, исполнить cвoе намерение они нередко обращаются к священникам с просьбой рассказать о разводе.

ГОСУДАРСТВО НАЧИНАЕТСЯ С СЕМЬИ

Прежде всего, обратимся к Евангелию. И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19, 3–6).

Тысячу лет назад просветившаяся светом христианства языческая Русь с ее многоженством, покупными и пленными наложницами и другими противонравственными обычаями приняла не только духовный Закон Божий, но на основе его изменила и законы государственные. Еще святой князь Владимир пытался установить на Руси новое брачное законодательство. В Уставе князя Ярослава читаем, что разлучение жены и мужа возможно только в случае вины государственной измены, злоумышления (покушения) на жизнь мужа, измены мужу, отлучки жены на длительный срок без разрешения мужа, злоумышления (кражи) на имущество мужа или Церкви. И все!

Ни мужу, ни жене не дозволялось покидать больного супруга. «За слепоту или лихой недуг или долгую болезнь нельзя разлучать, то же и жене мужа». Пресекалась Уставом и привычная для язычества «замена» жены. В случае, если муж оставлял жену и брал себе другую, независимо от того, сколько времени длился новый брак и родились ли в нем дети, новый союз обязательно подлежал расторжению и все права оставались за первой супругой. Позже появилось дополнение о том, что брак также может подлежать расторжению в случае, если один из супругов желает принять монашество, а другой не препятствует этому.

Такой взгляд на развод в русском обществе сохранился вплоть до 1917 года. Октябрьская революция опрокинула не только государственные, но и нравственные устои. Новое законодательство позволяло оформлять развод сразу же и по просьбе одной лишь стороны. Нередко случалось, что второй супруг даже не знал, что брак расторгнут. Подрывание основ семьи было необходимо известным силам для разрушения нашего государства. Кстати, то же самое пережил и французский народ во время своей Великой революции.

Когда на развалинах Российской империи Советы начали строить свой «новый мир», престиж семьи вновь пришлось укреплять, и развод стал в глазах общества крайней и нежелательной мерой. Семьи сохранялись с помощью парткомов, профкомов и домкомов. Еще бы! Государство начинается с семьи, и состоит из семей, и построить его, минуя эту основную ячейку общества, невозможно. Это к тому, что говорить сегодня, что семья уже отживает свое и отмирает, значит настраивать себя и общество на скорый конец нашей цивилизации.

Однако в 80-е годы XX века число распадающихся семей возросло. Спутниками перестройки на деле стали разрушение нравственных принципов, культивирование чувственности, попытки узаконить, хотя бы в общественном сознании, проституцию, гомосексуализм, порнографию…

БОЖИЕ ПОВЕЛЕНИЕ

А Православная Церковь и сегодня повторяет слова Апостола: вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем… и мужу не оставлять жены своей (1 Кор. 7, 10–11). И Христос Спаситель все Тот же. И ныне, и присно, и во веки веков. И слова Его те же: что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 1 9, 6). Но жизненна ли такая позиция в наше время? Около двух тысяч лет назад, когда были произнесены эти слова, они смутили даже близких учеников Иисуса. Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться (Мф. 19, 10). В таком противоречии были слова Спасителя с тем миром, в котором они прозвучали.

Рим, владевший тогда почти всей Европой и Ближним Востоком, подчинил себе и Иудейское царство. В отношении брака римские языческие законы мало чем отличались от иудейских. Римское общество лишь внешне придерживалось узаконенной моногамии: наложницы-рабыни были в обычае во многих семейных домах. Привычными для семейного человека были и кратковременные любовные связи со свободными женщинами. Развод, как и заключение нового брачного союза, был незатруднителен. Чувственность не ограничивали ни законы, ни общественное мнение. Содомия и кровосмешение

были обыкновенны. Трагедия Эдипа, перенесенная на римскую почву, воспринималась как фарс. Нерон имел любовников. Цицерон подшучивал над Катуллом, «путаясь» в родственных связях его возлюбленной, то ли сестры, то ли жены своего брата. Таков был истлевающий в обольстительных похотях (Еф. 4, 22) Рим I века — самое культурное общество языческого мира.

Но и мир иудейский, мир избранного народа, уже давно жил не Божиим Законом, не благодатными пророчествами, а Талмудом, толкованиями и обычаями, часто приспосабливающимися к ситуации. И хотя здесь нравы были более сдержанными, но сластолюбец всегда мог удовлетворить свое желание и привести в дом новую жену. По Моисееву законодательству не нашедшую благоволения (Втор. 24, 1) в глазах мужа жену можно было отпустить, дав ей разводное письмо. Такой закон был дан Моисеем, знавшим жестокосердие своих соплеменников, дабы оградить несчастную женщину от произвола мужа, может быть и от смерти, защитить от ревнивой ненависти соперницы. Этой свободой развода пользовались часто.

И вдруг среди умножившегося греха (Рим. 5, 20) слова Спасителя: Что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19, 6), Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует (Мф. 19, 9). И слова эти не канули в пустоту. Уже через несколько лет апостол Павел напоминает: А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей (1 Кор. 7, 10–11). В словах Апостола не просьба или объяснение идеала, но властное повеление, констатация долга: «Не я повелеваю, а Господь… Не должен… Не должна…»

ВЕЧНЫЙ СОЮЗ

Кажется, что причин, по которым супруги решаются на развод, много, но все они сводятся к одной: непониманию сущности брака. Если видеть в браке лишь форму удобной, приятной и веселой жизни, то причин для неудовлетворенности появится множество: «Ушла любовь», «Он (или она) не понимает меня», «Оказалось, что мы разные люди», «Полюбил (или полюбила) другую», «Надоели скандалы», «Он (или она) пьет», «Не могу видеть тешу (или свекровь)», «Не сошлись характерами». Это языческое понимание брака, отказ от страданий, от утеснений. Но душа устает без креста, без страданий. И это не странно, ведь всякая душа по природе своей христианка, как говорил Тертуллиан. Не случайно и обветшавший в утонченном разврате Рим, и детски-бесстыдная языческая Русь вместе с учением Христа легко приняли и давно забытое, но вложенное в каждого человека Творцом понятие целомудренного, чистого, спасительного служения друг другу в семейном союзе.

Сегодня мы обладаем драгоценным состоянием. Это тысяча лет христианства на Русской земле. Тысячу лет наши предки берегли святость брака, сию великую тайну соединения двух в единое. Девять веков расторжение брака в России почти не совершалось. В нашем национальном характере — семейное терпение, взаимное прощение и услужливость супругов. Такой характер сложился благодаря принятой в плоть и кровь евангельской проповеди.

Православными супругами брак принимается как состояние, удобное для спасения. Они ищут в браке не только личных удовольствий, но и возможности деятельной любви и заботы о другом человеке. Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других (Флп. 2, 4), -наставляет апостол Павел. Заботу и любовь к ближнему, завещанную Спасителем, легче и естественнее проявить в семье к самому близкому человеку, своему супругу, с которым вы -одна плоть. Естественно взять на себя труд терпеть его недостатки, болезни и грехи. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2), — говорит божественный Апостол и повторяет: Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас (Еф. 4, 32).

Супруги-христиане не только «одна плоть», они близки друг другу и по духу, близки Кровию Христовою (Еф. 2, 13). Для таких супругов терпение друг друга — добродетель, и в кратковременных, как и все в этой жизни, горестях они видят несение креста Христова, то есть путь к Жизни Вечной, а в своих страданиях смотрят не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно (2 Кор. 4, 18). Это вечное — будущая вечная жизнь, величайшая награда терпению. Впрочем, знакомство с вечной участью начинается здесь, на земле. Здесь мы делаем первые шаги как на пути к раю, так и на пути к аду. Супружеская верность и терпение обязательно получают воздаяние уже в этой жизни.

ОТВЕРЖЕННЫЙ КРЕСТ

И все же… Идут и идут мужчины и женщины за советом или благословением на расторжение брака. Приходят под влиянием временного настроения: «Не могу больше так жить». Такое отчаяние подобно отчаянию самоубийцы — то есть жить могу, а «так» не могу. Вспомним, что самоубийц не отпевают в храме, не поминают на церковной службе, в обшей молитве. Потому, что это бесполезно. Их будущее — геенна огненная, рядом с Иудой. Не завидна и загробная участь разводящихся для того, чтобы вступить в новый брак, Спаситель недвусмысленно называет таковых прелюбодеями. Во времена Иисуса прелюбодеев наказывали, как и убийц — забивали насмерть камнями. Сегодня мы говорим: прелюбодеяние — это смертный грех. Не в том, конечно, смысле, что за прелюбодеяние следует наказывать смертной казнью, а констатируя то, что прелюбодеяние приводит к омертвению души, и она становится невосприимчивой благодатной заботе Господа.

Смертный грех в первую очередь сказывается на детях. Господь предупреждает: Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет (Прем. 3, 1 6). Посмотрите вокруг, как возрастает число несовершенных физически и нравственно детей, увеличивается родительское горе. К тому же эти дети, даже преступные дети, будут свидетелями против своих родителей на Страшном Суде. Ибо дети, рождаемые от беззаконных со житий, суть свидетели разврата против родителей при допросе их (Прем. 4, 6).

Дети, пережившие развод родителей, — истинные страдальцы неудавшейся семейной жизни. Если для взрослого человека, оставленного, брошенного супруга развод становится неизлечимой травмой, то что говорить о хрупкой детской психике? Дитя обречено на любовь. Даже к преступному родителю. Рассекая «единую плоть» брачного союза, родители должны осознавать, что рана проходит по телу и душе их детей. Дети развода действительно бывают несовершенны. Для полной реализации того, что было заложено в них природой, им не хватает ни физических, ни душевных сил. Треть, четверть или половину этих сил «съели» каннибалы-родители. Именно слабость душевная и телесная — причина алкоголизма, наркомании, криминальной судьбы, а потому и недолгой жизни, многих детей распавшихся браков.

Но и в личной жизни гнев Господень поражает страданиями тех, кто, желая лучшего, менее обременительного или более сладостного союза, расторгнул первый. Так когда-то Господь обрек на страдания целый народ, в чем и упрекает Пророк своих единоплеменников: За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя (Мал. 2, 14). Не оставлена без скорбей и та, которая оставила руководителя юности своей и забыла завет Бога своего (Притч. 2, 1 7). Отвергая крест тяжелой семейной жизни, мы берем другой, по уверениям святых отцов, более тяжелый. Стоит ли?

ТЕРПЕНИЕ — ВЕЛИКАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ

Тараканы в квартире — большое неудобство, но не причина оставлять ее и переезжать. С любыми неполадками и неудобствами нужно бороться, очищая свой дом и делая его пригодным для жилья. Так же и в семье, когда в ней есть проблемы. Все семейные неурядицы — не от внешних условий, не от характера супруга, а от наших же собственных грехов. От самолюбия, неумения терпеть чужие недостатки, отсутствия сострадания, своеволия, любоначалия, высокомерия. Вот эти-то свои грехи и нужно выживать из душевного дома, как тараканов. Тогда понемногу и улягутся волнения. И в своем сердце и в сердце супруга. Как жилище требует ежедневной уборки и заботы, так и семейная жизнь требует от нас ежедневного подвига.

Претерпевший же до конца спасется (Мк. 13, 13), — обещает Спаситель. Надо терпеть, как терпим мы больное или беспокойное дитя, как терпим болезнь. Ведь терпим же мы какую-нибудь гноящуюся незаживающую язву. «А если невмоготу?» Что ж, пойди к хирургу, он отсечет тебе больную руку или ногу и живи так, без руки или ноги. По словам Апостола, если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим (1 Кор. 7, 11). Впрочем, спокойная, но одинокая жизнь, даже после самых жестоких семейных бурь, скоро наскучит. Ибо не все вмешают слово сие, но кому дано (Мф. 19, 11),- предупреждает таковых Спаситель. Поэтому лучше лишний раз подумать.

Имея возможность наблюдать опыт многих семейных трагедий, скажу, что часто, насытившийся одиночеством или скоропалительным новым союзом, бывший супруг или супруга больше вспоминают не ссоры, крик и злоречие, а «жену юности», милого и желанного мужа, их тревожит вместе пережитое, общие вещи. Чтобы утишить боль воспоминаний, им приходится вновь и вновь доказывать прошлую вину другого и свою правоту. Доказывать себе и близким. Особенно хочется доказать тем, кто никогда не примет сердцем этих доказательств и не поймет их, — детям. И еще можно заметить, что созданные после развода семьи очень похожи на прежние. Как говорится: тем же манером, да на те же грабли. Даже внешность и характер новых избранников чаше всего напоминают бывших. Только приобретенный с годами опыт терпения и смирения в семье может переменить ситуацию, и домашние бури в семье стихнут.

Главному редактору
Православного женского журнала «Славянка»
Сергею Владимировичу Тимченко

Уважаемый Сергий!

Ваш вопрос относительно возможности церковного развода действительно очень актуален и нуждается в освещении, потому что вызывает недоумение у многих православных христиан.

Таинство Брака святой апостол Павел уподобляет великой тайне соединения Христа и Церкви (Еф. 5, 32). Муж и жена в браке становятся одной плотью, подобно тому, как все христиане объединены с Господом в любви и составляют Церковь, «которая есть тело Его» (Еф. 1, S3). Святитель Иоанн Златоуст, толкуя Послание святого апостола Павла к Ефесянам, говорит: «Павел требует от нас такой любви, которая бы связала нас между собой, делая неразлучными друг от друга, и такого совершенного единения, как бы мы были членами одного тела., потому что только такая любовь производит великое добро».

Если христианин теряет любовь и впадает в смертный грех, то он отпадает от единства с Богом и Церковью: «Есть два рода отделения от Церкви: один, когда мы охладеваем в любви, а другой — когда осмеливаемся совершать что-нибудь недостойное по отношению к этому телу Церкви. В том и в другом случае мы отделяемся от целого» (святитель Иоанн Златоуст).

Тяжко согрешивший вновь нуждается в примирении с Богом и соединении с Церковью. Вот почему покаяние называется у святых отцов «вторым крещением». «Господи Боже спасения рабов Твоих!… Умилостивись о рабе Твоем… Примири и соедини его святой Твоей Церкви о Христе Иисусе Господе нашем» — говорится в молитве, предшествующей исповеди.

Неразделимое по Божиему установлению единство мужа и жены в Таинстве Брака, к сожалению, может быть разрушено через грех прелюбодеяния, как это указал Господь (Мф. 19, 9). Брак через измену одного из супругов уничтожается в своей основе -единства больше не существует. Он нуждается теперь не в сохранении, а в восстановлении. И если у потерпевшей стороны не хватит сил простить и начать заново строительство семейных отношений, то Господь позволяет развод.

Таким образом, не справка о «развенчании» прекращает действие Таинства Брака, а грех прелюбодеяния уничтожает его суть. Епархиальное управление только констатирует прискорбный, но уже совершившийся факт.

Если распад брака уже произошел — особенно при раздельном проживании супругов, — а восстановление семьи не признается возможным, по пастырскому снисхождению также допускается церковный развод. Церковь отнюдь не поощряет второбрачия. Тем не менее, после законного церковного развода, следуя указанию апостола Павла: «Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7, 9), и согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновному супругу. Лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимий, наложенной в соответствии с каноническими правилами. В тех исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимий, согласно правилам святого Василия Великого, увеличивается (4-е правило 1-го канонического послания).

Священный Синод Русской Православной Церкви в Определении от 28 декабря 1998 года осудил действия тех духовников, которые «запрещают своим духовным чадам вступление во второй брак на том основании, что второй брак якобы осуждается Церковью; запрещают супружеским парам развод в том случае, когда в силу тех или иных обстоятельств семейная жизнь становится для супругов невозможной».

Собрав по данному вопросу воедино все канонические правила, сформировавшиеся на протяжении церковной истории, в 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в «Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, венерическое заболевание или проказу, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим.

В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака был дополнен в «Основах социальной концепции Русской Церкви» такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания и совершение женой аборта при несогласии мужа.

Благодарим Вас за заботы о нравственном просвещении нашего народа и труды по укреплению его основы — христианской семьи. Всеблагий Бог да благословит Ваши начинания, да поможет Вам в этом нужнейшем для всего Отечества деле!

Никон, епископ Липецкий и Елецкий