Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Аборт

Источник:По одноименной главе брошюры «Брак. Семья. Дети.»

Жизнь ребенка начинается с момента зачатия, и большинство людей ошибочно считает, что ребенок в утробе матери — это кусочек ее тела (в чисто физиологическом смысле). Этим, кстати, очень часто оправдывают аборты: «Мое тело, что хочу, то и делаю». Но в этих словах заключена огромная ложь.

Во-первых, ребенок с момента зачатия не принадлежит родителям хотя бы уже потому, что в его появлении участвовали не только они. В каждом зачатии незримо присутствует Бог. Верующие люди всегда это знали. Две клетки — от мужа и от жены — образуют единую клетку, но это еще не человек, а вот Господь дает этой клеточке душу, и теперь это уже полноценный человечек. Родители не управляют процессом рождения ребенка. Детей дает Бог. Кому-то дает много, кому-то мало. Недавно мне попались на глаза рассуждения одного гинеколога, который говорил, что тайна зачатия остается тайной, потому что никто не может объяснить, почему у двух здоровых семей, которые хотят детей, в одной — восемь деток, а в другой — лишь один.

Во-вторых, любому школьнику, который изучал биологию в 9-м классе, должно быть уже известно: ребенок в утробе никак не является частью матери, он — не ее тело, он — не один из ее органов. Что же такое ребенок в утробе своей матери? Кто он для нее с точки зрения физиологии?

Начну несколько издалека. Некоторые низшие организмы могут размножаться почкованием или делением пополам. Отщипнул, веточку от дерева, посадил в землю, глядишь, новое дерево выросло. Но так бывает только у растений. С животными все уже сложнее. Давайте взглянем на более высокоразвитые организмы, например рыб. Оплодотворенная икринка находится вне материнского организма. Даже зачатие, то есть оплодотворение, происходит вне матери-рыбы. В икринке есть все необходимое для того, чтобы в ней развивался малек, который потом «вылупится» из икринки. Икра является очень ценным питательным продуктом, потому что там заложены все вещества для роста будущей рыбешки. Никому в голову не придет сказать, что зародыш в икринке — это часть материнского организма. Поднимемся еще выше, взглянем на птиц. У них зачатие происходит уже в организме матери. Курица снесла яйцо, и в этом яйце есть все необходимое для того, чтобы в нем развивался цыпленок. Но только одних веществ, заложенных в яйце, уже мало для роста цыпленка, ему еще нужно тепло, поэтому курица высиживает яйца. Вновь видим, что на всем этапе развития зародыша в яйце он не может считаться частью материнского организма, он четко отделен от него твердой скорлупой. Поднимемся еще выше, взглянем на млекопитающих. Это еще более высокоразвитые животные, и для развития зародышей требуется еще больше условий. Трудно представить, какое нужно яйцо, в котором бы мог развиваться слоненок. Сложность организма требует много большего, чем у птиц и рыб, времени развития зародыша, а следовательно, и веществ в это яйцо надо заложить в несколько раз больше. Поэтому даже для такого малого животного, как мышь, потребовалось бы такое яйцо, которое мама-мышь никогда бы не смогла снести, оно должно было бы быть не меньше самой матери. Поэтому Господь устроил иначе: Он посадил это яйцо, эту икринку в утробу самой матери. И ребенок, равно как и какой-нибудь жеребенок или котенок, в утробе матери находится, словно в мягком яйце, которое присоединено к материнскому организму, но не сливается с ним.

Ни одна капелька крови матери не попадает в кровеносную систему ребенка! Я сам долгое время находился в заблуждении, наивно полагая, что через пуповину кровь матери идет к ребенку. Вовсе нет. Иначе откуда бы могли появляться дети с группой крови, отличающейся от материнской? В учебнике 9-го класса по биологии, по которому учится большинство детей во всех школах России, есть очень хороший рисунок. Ребенок находится в жидкости в околоплодном пузыре. Пуповина ребенка присоединена к плаценте, а плацента присоединена к матке матери. Но есть очень четкая грань между плацентой и маткой — это не две части одного органа, а два разных органа, принадлежащих разным людям, один — ребенку, другой — матери. С одной стороны этой грани от матери через множество капиллярных сосудов подходят все необходимые вещества, а с другой стороны этой границы другое множество капиллярных сосудов плаценты впитывает все эти вещества. Но вновь повторю: ни одна капля крови матери не может преодолеть эту границу, только питательные вещества переходят ее.

Можно смело сказать, что ребенок в утробе матери — это совершенно самостоятельный организм, который дан матери на временное обитание в ее утробе для питания. Говорить: «Мой ребенок во мне — это часть моего тела, и я имею на него все права», — никак не правомерно. Это то же самое, что говорить, что человек размножается почкованием, что несвойственно даже червям. Околоплодный пузырь — это и есть то яйцо или икринка, в котором развивается ребенок как отдельный от матери организм. Еще раз повторю: ребенок дан матери для питания, но он не часть ее организма. Кем дан? Богом и отцом ребенка! Мать без воли отца не имеет права (не юридического, а морального) делать что-либо с ребенком. Мать будет отвечать и перед Богом за все, что она сделала с ним. Хочешь ампутировать ногу? Ампутируй, если хочешь, она — твоя. Хочешь убить ребенка во чреве — не имеешь права, он — не твой! Представим себе картину. Папа и мама срочно уезжают по неотложному делу, оставляют ребенка соседке, чтобы она его кормила, ухаживала за ним, пока их не будет. Родители возвращаются, а соседка и говорит: «Нет ребеночка, он был мой, что хотела, то и сделала с ним, вам-то что?»

Мы привыкли к тому, что вокруг много демагогии, но от этого не стали более опытными. И вновь, и вновь нас начинают обманывать. Один из главных приемов демагогии следующий. Из правильных, казалось бы, фраз строятся нужные умозаключения, но при этом логика, по которой делаются выводы, совершенно ложная. Одной такой правильной фразой, которой пользуются для того, чтобы заморочить голову, является фраза о желанности детей.

Эта фраза звучит красиво, смысл ее почти очевиден и не вызывает никаких сомнений. Конечно же, ребенок должен быть желанным! Ложь начинается тогда, когда из этой мысли начинают делать выводы. Действительно, можно сделать два совершенно противоположных вывода из этой мысли.

Нормальным выводом из этой фразы, который и отражает истинный смысл ее, является следующий. Как только ребенок появляется (а это происходит по учению Церкви в момент зачатия), он с этого момента должен стать желанным. Ребенок не может не быть желанным. Даже если он был нежеланным до своего появления (то есть зачатия), то он становится таковым, когда он уже появился. Пусть ему только 2-3 дня, неделя или месяц, но для матери это уже ее человечек, ее кровинушка, и не любить его уже нельзя. Это нормальный вывод.

Но есть еще и ненормальный вывод. «Я его не желала, не хотела его появления, но он появился. Он должен был быть желанным, но я его так и не желаю, поэтому пусть его не будет». Ну, не получился ребенок желанным, и значит, его надо вычеркнуть из списков живых; просто надо подождать, пока не появится желание иметь ребенка — тогда буду рожать. А пока желания нет, можно с чистой совестью убивать всех своих зачатых детей. Ведь ребенок должен быть желанным!

Вспоминаю рассказ одной женщины о своей семье. Первый ребенок уже взрослый, второй родился инвалидом, отстает в развитии и требует много сил по уходу. Несмотря на предохранение от беременности рождается третий ребенок. Сил не хватает, денег тоже, на работу не устроишься с такими детьми (один инвалид, другой грудной). «Да и рожать было стыдно — возраст уже, засмеют: вот, на старости решила рожать». Но мысли об аборте не было. «Может, в детский дом придется отдать», — вздыхает мать, указывая на младшего ребенка. Предлагаю: «У меня есть знакомая семья, они хотят усыновить ребенка. Может, отдадите?» «Да что вы! Я ни за что ребенка не отдам. Это я только так хочу отдать, чтобы видеться можно было, а когда полегче будет — обратно взять. Да, может, и не отдам я его еще в детдом».

Это нормальная позиция нормальной женщины. Да, тяжело, да, не хотела ребенка, но он уже есть, и это мой ребенок, я его люблю и никому никогда не отдам. Для этой женщины ребенок не может быть нежеланным.

Но, к сожалению, сейчас не во всех женщинах живет такая нормальная позиция. И все чаще появляется другая логика, логика человека очень жестокого и самолюбивого. Но жестокость пытаются спрятать за красивыми правильными фразами.

Попробую проиллюстрировать все безумие при попытке оправдать аборты фразой о желанности детей. Предположим, я говорю: «Я должен жить со всеми в любви». Никто спорить не будет. Очень правильная мысль. Но дальше я сделаю следующий вывод: «Поскольку некоторых людей я не люблю, то я их буду убивать, ведь я должен со всеми жить в любви». От такого вывода становится страшно. Но тогда страшно должно быть и от фразы: «Я иду на аборт, потому что ребенок должен быть желанным».

Ложь заключается в том, что фраза «Я должен жить со всеми в любви» предполагает мой труд над собою, а не право на убийство других людей. Если я кого-то не люблю, я должен заставить себя примириться с этим человеком и жить с ним в мире. И фраза «Ребенок должен быть желанным» тоже предполагает труд над своей душой. Мать должна преодолеть свое нежелание иметь ребенка: «Он появился, и я должна заставить себя его полюбить».

Женщина, которая идет на аборт, должна понимать, что она совершает это злодеяние не потому, что ребенок должен быть желанным, а потому, что она так и не захотела полюбить свою кровинушку, чье сердечко бьется под ее сердцем.

Конечно, убить легче, когда еще не видишь свою жертву. Стоит ребенку родиться, как его убивать уже жалко.

Абортом женщина наносит вред здоровью своих будущих детей больший, чем вред своему здоровью. Аборт — это очень жестокая операция для того нежного органа, где должен развиваться ребенок. Матка — словно рыхлая земля, готовая принять в себя зачатый плод и питать его во время беременности. После аборта, когда после удаления ребенка матка буквально выскабливается, чтобы в ней ничего не осталось, как правило, остаются рубцы. Новый зачатый, уже «желанный» ребенок попадает в израненный орган. И во время беременности он будет развиваться гораздо хуже. В лучшем случае он родится просто слабеньким, в худшем — с серьезными нарушениями в работе каких-нибудь органов, нервной системы и т.д.

Я бы давал всем, идущим на аборт, следующий совет: роди и оставь в роддоме. Всех детей-отказников (от которых отказались родители в роддоме) усыновляют в течение шести-восьми месяцев. Это будет лучше и ребенку, который найдет любящих родителей, и самой родившей, которая сохранит свое здоровье.

Священник Илия Шугаев