Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Аборт

Источник:НП Родительский комитет

В наш разговорный обиход давно и прочно вошло слово «аборт», такое же короткое и жестокое, как слово «казнь». Современное общество к аборту относится удивительно легко, так же как, например, к удалению зуба. На самом деле, аборт — это такое же злодеяние, как смертная казнь невинного человека.

Казнь — это лишение жизни (по законам общества) преступника, грубо покусившегося на это общество. Для совершения казни требуется судья, выносящий смертный приговор, и палач, этот приговор приводящий в исполнение.

Аборт — это лишение жизни (с согласия и одобрения общества) его беспомощного, беззащитного неродившегося члена, чья «вина» заключается лишь в том, что его отец и мать не желают появления на свет своего ребенка. Роль судьи, выносящего смертный приговор, играет мать, а роль палача — врач-гинеколог.

Пусть, как это часто бывает, женщина идет на аборт под давлением тяжелых обстоятельств, пусть все, даже самые близкие люди, даже отец ребенка, толкают ее на этот роковой шаг, все равно окончательное решение принимает она сама.

Приведем фрагмент стихотворения, написанного в тридцатые годы покойным поэтом-любителем А. В. Терентьевым:

Овца беременна. Берут ее
С плодами радостными брака
И бьют ногами чрево вздутое —
Овечий выкидыш каракуль.

Он шелковинками кудрявится,
Он отливает нежным блеском.
Пальто из шкур его, красавица,
Одень, жена или невеста.

Пальто надето. Губы стиснуты,
А путь так короток и долог,
Туда, где встретит ее чистенький
В одежде белой гинеколог.

Проходят матери со свертками,
И в каждом гукает младенец.
Идут беременные с кроткими
Глазами будущих рожениц.

Но ей не будет это знаемо.
Итак, все решено и что же?
Плод нежеланный, плод скрываемый,
Ты будешь в чреве уничтожен.

И губы сжаты, как приструганы,
Час наступает испытаний,
И падает твой взгляд испуганный
На роковой инструментарий.

На весь набор, способный до кости
Пронизать плоть на гибель клеток,
На мир испытанной жестокости
Кривых, изогнутых предметов.

Но вот все кончено. В каракули
Одевшись в путь бредешь обратный,
А врач кровавые каракули
Счищает с ложки аккуратно.

А «то» могло бы вырасти милой, ласковой дочкой, или хорошим, заботливым сыном. Может быть каким-то особенно одаренным, талантливым, а может быть просто внимательным, нежным, любящим человеком.

Нередко приходят в церковь на исповедь и старые, и молодые женщины и плачут, и каются в том, что неоднократно совершали аборты. Смотришь на немолодую женщину, на ее большие, натруженные руки, спрашиваешь: «Ведь ты же всю жизнь трудилась и тяжело трудилась. Неужели не смогла бы поднять еще трех-четырех ребятишек?» Плачет и отвечает: «Смогла бы. Если бы я только знала! Но я молодая была, некому было меня научить тогда.» Приходят и молодые и тоже горько плачут от того, что убивали своих детей.

Представим себе фильм ужасов, в котором некий маньяк приходит к матери, протягивает ей остро отточенный нож и говорит: «Зарежь своего ребенка! А если ты его не убьешь, я тебя убью!» Уверен, что любая мать согласится скорее умереть самой, нежели лишить жизни свое дитя. Но чем же неродившийся ребенок отличается от родившегося? Как же можно его лишать жизни?

Предположим что рождение ребенка недопустимо по медицинским показаниям. Например, опасно для здоровья или жизни матери. Как быть?

Если зарождение жизни по каким-либо причинам опасно для жизни матери, то от супругов требуется подвиг. Воздержание. Ну, представьте себе, что идет война, муж погибает на фронте. И Церковь идеальным поведением вдовы видит в сохранении верности покойному мужу — это идеал. Так и здесь, если жена не может иметь детей — угроза для ее жизни неоспорима, супруг должен взять на себя подвиг воздержания. Или, если жизнь все-таки зародилась, опять-таки речь идет о подвиге. О способности отдать жизнь за своего ребенка. В Древнем Риме, языческом и жестоком, в котором воинское служение ценилось чрезвычайно высоко, женщине, умершей в родах, воздавались воинские почести, потому что она, как воин на поле брани, отдала свою жизнь за другого.

Кроме того, нельзя забывать, что медицина не есть наука точная, она только с большей или меньшей степенью вероятности предсказывает, что может произойти. Пока этого не случилось, нельзя рассматривать медицинский прогноз как неотвратимый приговор. Если плод погиб, тогда проблема снимается. Но если плод жив, то нужно бороться до последнего. Это дело совести врача и матери. Известная мне прихожанка рожала первенца, имея больные почки. Ребенок родился с ДЦП. Естественно, что врачи запретили ей впредь даже думать о материнстве. Но после этого она родила шестерых здоровых ребятишек...

Это замечательный случай, демонстрирующий силу веры этой женщины. Сильную, искреннюю веру Господь не посрамит. Без воли Божьей, как сказано в Евангелии, и волос не упадет с головы человека. Вера творит чудеса, вопреки медицинским показаниям и, казалось бы, здравому смыслу. Если бы эта мать поверила в инструкцию Минздрава, то не было бы этих шестерых детей.

Конечно, нельзя легкомысленно относиться к своему здоровью, здоровье — тоже дар Божий. Современная медицина достигла великолепных успехов и пренебрегать ее диагнозами и прогнозами неразумно, но все-таки она не может делать предсказания со сто процентой достоверностью. Даже если прогноз достоверен на девяносто девять процентов, никто не может утверждать, что не выпадет один неучтенный процент. Мы знаем, что существует воля Божия, что Господь каждому человеку дарует то, что необходимо для спасения его бессмертной души. И проценты, о которых мы говорим, это всего лишь объективная научная данность. Но, какой шанс реализуется, зависит от Бога, а не от науки.

Проблемы воспитания детей, преступность несовершеннолетних, алкоголизм, наркомания глубоко связаны с нравственным, духовным состоянием женщины-матери. Нравственность женщины определяет здоровье нации и ее будущее. Каким оно будет зависит от того, смогут ли матери научить своих детей быть добрыми, мужественными, трудолюбивыми, или они вырастут потребителями, стремящимися лишь повышать уровень своего комфорта... Но чему хорошему может научить своего ребенка мать, лишившая жизни его братьев и сестер?

Расовая гигиена или зачем плодить нищету?

Нравственное или безнравственное поведение, безусловно, являются делом совести каждого человека, но оно, это поведение, непосредственно сказывается на состоянии и судьбе всего общества. «Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после», — говорил Экклезиаст, живший около трех тысяч лет назад (Эккл. 1, 10,11). Да, история повторяется, то что происходило в древности, в иных условиях и иных масштабах совершается и сейчас: «Проливали кровь неповинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, — и осквернилась земля кровью; оскверняли себя делами своими, блудодействовали поступками своими. И воспылал гнев Господа на народ Его, и возгнушался Он наследием своим. И предал их в руки язычников, и ненавидящие их стали обладать ими. Враги их утесняли их, и они смирялись под рукою их» (Пс.105, 38-42). Только покаяние, только обращение к поклонению Истинному Богу позволяло богоизбранному народу сохранять свое историческое бытие.

Лишение жизни, как теперь говорят «нежеланного ребенка, Л. Н. Толстой назвал «властью тьмы». Вопрос о препятствии рождению детей стоял во все времена, характерно, что нравственными людьми во все времена он решался одинаково. Знаменитая клятва Гиппократа, с которой несомненно знаком каждый врач, содержит такие слова: «Не дам никакой женщине абортивного средства». Гиппократ был язычником, он жил за несколько веков до Рождества Христова. Но вот наступил

Двадцатый век. Еще бездомней,
Еще чернее ночи мгла.
Еще страшнее и огромней
Тень Люциферова крыла. (А. Блок)

В ХХ веке отношение к абортам было радикально пересмотрено. Аборты стали рассматриваться как мощное средство контроля рождаемости. Это направление государственной, а теперь и международной, расовой и этнической политики возникло в США в самом начале ХХ века. Прежде чем принять глобальные масштабы, это движение было результатом деятельности энтузиастов-одиночек, которые на первых парах поставили себе целью добиться легализации абортов. Наиболее активным инициатором этого движения явилась некая Маргарет Зангер (Margaret Sanger, 1879-1966), столетие со дня рождения которой широко отмечалось в США в 1979 году. Правительством была выпущена памятная марка с ее изображением. Вся ее долгая жизнь, а она умерла в возрасте 87 лет, демонстрирует ее непреклонное намерение защищать право матери убивать своего новорожденного ребенка: «Наибольшее благодеяние, которое большая семья может совершить для своего маленького члена — это его прикончить» (1). Эти слова могли служить девизом этого движения, однако цели его значительно шире.

В 1913 г. М. Зангер основала Национальную Лигу контроля рождаемости. «Больше детей от полноценных, меньше от неполноценных — это главная цель контроля рождаемости» (2). К неполноценным М. Зангер и возглавляемая ею Лига относили негров, славян, латиноамериканцев и евреев. «Мы должны предотвратить размножение этого негодного племени», — заявляла Зангер. Как известно, Гитлер в отношении славян и евреев был вполне солидарен с нею.

Выпуск, издаваемого М. Зангер, «Обзора контроля рождаемости» в апреле 1933 г. содержал статью проф. Эрнста Рудина. В этой статье озаглавленной «Евгеническая стерилизация — срочная нужда», он обращался к американским коллегам со следующим призывом: «Нам следует действовать без промедления. Наша задача не только предотвратить размножение неполноценного населения, но также сохранить полноценное население и увеличить его рождаемость».

Массовое убийство (эвтаназия) больных в германских психиатрических клиниках было организовано и выполнено при активном содействии проф. Э. Рудина, который призывал своих единомышленников избегать «чрезмерного сострадания и любви к ближнему».

Гитлер распространил контроль над рождаемостью на Восточные территории, где он желал окончательно прекратить рост численности населения. Было провозглашено, что аборты безопасны, а рождение детей опасно для здоровья. Гитлер заявлял: «Большие семьи туземного населения могут удовлетворить нас только в том случае, если девушки и женщины будут делать настолько много абортов, насколько это возможно. Активная торговля контрацептивами должна поощряться в Восточных территориях, поскольку мы не можем иметь ни малейшего интереса в росте численности негерманского населения» (3).

Эту мысль ранее и более жестко выразила Маргарет Зангер в книге «Основной вопрос цивилизации»: «Повсюду мы видим, что бедность и большие семьи сопутствуют друг другу. Те, кто наименее пригодны составлять нацию, размножаются наиболее быстро. Люди, которые не могут обеспечить своих собственных детей, поддерживаются Церковью и государством, для того, чтобы производить большие семьи. Многие из этих детей или больны, или умственно-отсталые, или становятся преступниками. Бремя поддержки этих нежелательных типов ложится на здоровые элементы нации. Фонды, которые следовало бы использовать для поднятия стандартов нашей цивилизации, ориентированы на поддержку тех, которым вообще не следовало бы родиться» (4). Следует констатировать полное совпадение во взглядах Маргарет Зангер и Адольфа Гитлера, но в отличие от Гитлера, Зангер успешно поддерживала мирные методы «расовой чистки».

Расовые теории, разработанные Зангер и Гитлером, были конкретизированы в виде четких инструкций профессором Э.Рудиным, ставшим к началу 40-х годов фюрером СС. В дополнениях к плану «Барбаросса» он предлагал: «... мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения. Средствами пропаганды, через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т.п., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно приобрести на эти средства. Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей, и т.п. Наряду с этим должна быть развернута широчайшая пропаганда противозачаточных средств. Необходимо наладить широкое производство этих средств. Распространение этих средств и аборты ни в коей мере не должны ограничиваться. Следует всячески способствовать расширению сети абортариев. Можно, например, организовать специальную переподготовку акушерок и фельдшериц и обучать их производить аборты. Чем качественнее будут производиться аборты, тем с большим доверием к ним будет относиться население. Вполне понятно, что врачи так же должны иметь разрешение производить аборты. И это не должно считаться нарушением врачебной этики. Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обучение матери уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней. Следует сократить до минимума подготовку русских врачей по этим специальностям, не оказывать никакой поддержки детским садам и другим подобным учреждениям. Наряду с проведением этих мероприятий в области здравоохранения не должно чиниться никаких препятствий разводам.

Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе. Этой цели мы можем добиться вышеуказанными путями» (5).

Непосредственное сотрудничество американских расистов и немецких фашистов было прервано: в декабре 1941 г. США вступили в войну с Германией, и, чтобы не напоминать о недавних тесных связях с фашистами, в 1942 г. Зангер сменила название своей лиги, заменив «Контроль рождаемости» более нейтральным «Планированием семьи». Под этим названием дело Зангер живет и побеждает и во всем мире, и в нашей многострадальной стране.

В настоящее время эти нацистские планы реализуются и внедряются в жизнь организацией, носящей название Международная ассоциация планирования семьи. В эту организацию входит сто тридцать национальных ассоциаций, в том числе Российская ассоциация планирования семьи, сокращенно РАПС.

Мы видим, что пункты плана «Барбаросса», основная цель которого — уничтожение русского народа, выполняются с удивительной точностью и последовательностью. До войны делать аборты считалось нарушением врачебной этики, а теперь входит в список должностных обязанностей врача. К абортам население относится с большим доверием, более того, беременность отныне представляется как болезнь, а абортивные препараты — как лекарства. Более того, популярные издания сегодня убеждают женщин, что гормональные контрацептивы даже полезны, так как якобы «обладают широким спектром благоприятных лечебно-оздоровительных эффектов».

Для того, чтобы избавить женщину от сознания вины и чувства греха, в список неотъемлемых прав человека было кощунственно внедрено понятие «право женщины распоряжаться своим телом», то есть производить аборт или стерилизацию.

Подталкивая женщин на убийство, популяризуя право женщин «распоряжаться своим телом» упорно игнорируется права самих младенцев на жизнь. С правами младенца, находящегося в утробе матери, связан целый комплекс проблем. Сюда относятся эксперименты над живыми зародышами, генетические манипуляции, продажа эмбрионов.

Трансформация общественного сознания, происходящая сегодня в мире и в России под воздействием идеологии смерти, приводит к принципиальному изменению концепции человека. Отказавшись от идеи богоподобия, часть общества объявляет человека «нечеловеком». На этом утверждении построено оправдание аборта: эмбрион — не человек. На этом построено оправдание эвтаназии: больной, за которым некому ухаживать, или некому платить за содержание в больнице — не человек.

В самом своем существе эти утверждение являются коварной и гнусной ложью. Эмбрион во чреве матери — человек, и с момента зачатия принадлежит человеческому роду. Для того, чтобы понимать это, не обязательно быть медиком или эмбриологом, поскольку это не биологические категории, а нравственные. Идеологи смерти объявляют, что зародыш, если он не прожил в утробе матери, например, двенадцать недель, или не набрал пятьсот грамм веса и т.п. — не человек. Эта идеология позволяет и к уже родившемуся человеку относиться как к «нечеловеку», чтобы в случае необходимости «законно» уничтожить его в любой период жизни, но самим оставаться в живых и жить в комфортных условиях.

В конечном итоге аборт и эвтаназия — убийства ради сохранения уровня собственного комфорта.

При этом в согласии с планом «Барбаросса» считается, что иметь много детей действительно вредно, как теперь говорят «зачем плодить нищету?» Иметь большую семью всегда было нелегко, но прежде отношение было совсем другим. А.В.Суворов, великий не только своим полководческим искусством, но и нравственным совершенством, казалось бы такой далекий и по времени и по интересам от проблемы планирования семьи, высказывал прямо противоположную точку зрения: «Крестьянин богатеет не деньгами, а детьми, от детей ему и деньги. Богатых и исправных крестьян и крестьян скудных различать и первым пособлять в податях и работах беднякам. Особливо почитать таких неимущих, у кого много малолетних детей» (8). Его современник, М.В.Ломоносов говорил: «Величие, могущество и богатство государства Российского состоит в размножении русского народа».

Однако, далеко не все разделяли и разделяют эту точку зрения. Наполеон, младший современник А.В.Суворова писал: «Полмиллиона детей, ежегодно появляющихся на свет в России, внушают мне опасения за мое дело в Европе». Наш современник, Джон Мейджер, бывший премьер-министр Англии, заявил: «Запад смотрит на Россию как на сырьевую базу для благополучных стран, для поддержания которой достаточно 40-50 млн. населения». Для сравнения из речи А.Гитлера: «Эти народы имеют только одно-единственное оправдание для своего существования — это быть полезными для нас в экономическом отношении». По американским прогнозам, численность россиян к началу 2025 г. будет доведена до уровня «национального меньшинства». «Есть много путей систематических и безболезненных, во всяком случае бескровных, чтобы заставить нежелательные расы вымереть» — А.Гитлер. Словно идет перекличка политических поколений, объединенных одной целью — стремлением к власти над миром и установлению нового мирового порядка.

Не надо думать, что положение с деторождением так неблагополучно только в России. В ряде европейских стран также наблюдается отрицательный прирост населения и заметно старение населения. Теперь говорят не «старушка Европа», а «Европа стариков». В Италии, например, беременным женщинам не выделяется дотация на приобретение лекарств, зато контрацептивы выдаются бесплатно. Многие итальянцы считают, что лучше иметь две машины, два больших дома и двух собачек, чем одного ребенка. Содержание собачки в клинике для животных обходится в пятнадцать долларов в день! Стоимость одного-двух дней лечения собачки в Италии равна месячной зарплате в России. В Париже имеются собачьи кладбища. На могиле одной собаки надпись: «Здесь покоится мое сердце.» Уровень жизни в Европе высокий, а нравственный уровень ниже, чем в нашей стране: бесчеловечно, когда собачка оказывается более достойной любви, чем ребенок.

По окончании Второй мировой войны в Женеве правительствами народов, ужаснувшихся злодеяниям фашизма, был принят ряд международных конвенций, одной из которых была Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него. Приведем несколько статей из этой конвенции:

Статья II

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую: a) убийство членов такой группы; b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы.

Статья III

Наказуемы следующие деяния: a) геноцид; b) заговор с целью совершения геноцида; c) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида; d) покушение на совершение геноцида; e) соучастие в геноциде.

Можно сделать уверенный вывод, что планирование семьи, половое воспитание и т.д. подпадают под действие статей Конвенции и являются «цивилизованными» средствами массового уничтожения.

В завершение сказанного хочется привести слова нашего великого писателя Ф.М. Достоевского, несомненно обладавшего пророческим даром. Устами Великого Инквизитора он предрекал: »О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас, как дети, за то, что мы им позволим грешить. Мы будем позволять или запрещать им жить с их женами и любовницами, иметь или не иметь детей, — все по их послушанию, — и они будут покоряться нам с веселеем и радостью» («Братья Карамазовы»).

«Они» — это все мы, т.е. наш народ. Неужели, «умный бодрый наш народ», как говорил когда-то А.С. Грибоедов, настолько выродился, что будет «покоряться им с веселеем и радостью»?

Как аборт влияет на супругов?

Существуют нравственные законы, осознанное или неосознанное нарушение которых с неизбежностью приводит к тяжелым и даже катастрофическим последствиям для тех, кто их преступает. Эти законы строги и неизменны, их нарушение не всегда карается по законам человеческим. «Мне отмщение и Аз воздам», — говорит Господь. Бог покарал Каина, убившего своего брата Авеля, возложив печать на лицо его. Каинова печать — это некоторая духовная реальность, которую внимательный человек может безошибочно распознать. Душа человека, совершившего убийство помрачается настолько, что это сказывается даже на его внешнем облике. Аборт, а ведь аборт — это всегда убийство, меняет и внутреннее и внешнее состояние женщины.

Меняется и отношение женщины к себе самой. Со временем она начинает осознавать себя виновницей гибели своего ребенка. Это осознание может придти не сразу, но когда она осознает, то очень сильно страдает, мучается. Аборт — это надругательство над женской природой еще и потому, что она убивает в себе прекрасное, глубокое, Богом дарованное стремление быть матерью. Меняется ее отношение и к мужу, быть может на уровне подсознания, ведь он предал свое призвание быть отцом и защитником, толкнув жену на преступление и допустив гибель своего ребенка.

Вследствие доступности абортов женщина получает обманчивую возможность безнаказанно менять партнеров. но безнаказанность эта только кажущаяся. Как правило, женское бесплодие наступает в результате регулярной смены партнеров. Пять-семь таких перемен приводят к необратимым изменениям в женском организме, препятствующим эачинать новую жизнь, даже, если женщина этого и захочет.

Кроме того, есть еще одно страшное последствие — так называемый телегенез. Половые клетки предыдущего партнера быстро теряют способность к оплодотворению, но в виде активных биорадикалов могут существовать несколько месяцев или лет. Если зарождается жизнь пусть даже от законного и любимого мужа, эти клетки могут оказать влияние на генетическом уровне на зародыш, в результате чего может родиться неполноценный ребенок, страдющий, например, болезнью Дауна.

Для мужа тоже многое меняется. Он не может, хотя бы подсознательно, не ощущать себя изменником своему призванию быть защитником слабых и беззащитных. «Если придется умереть за жену — не отказывайся», — говорил Иоанн Златоуст, подразумевая, конечно, не только жену, но и детей. Кроме того, ведь объективно жена стала палачом его ребенка, поэтому он и к ней не может относиться как прежде.

Конечно, не всегда бывает, что муж толкает свою жену на совершение аборта. Идеология, разрешающая женщине пресекать зародившуюся в ней жизнь полностью игнорирует право мужчины стать отцом зачатого им ребенка. Пренебрежение этого естественного права часто является причиной тяжких переживаний мужа и подчас приводит к разводу.

Аборт разрушает личность мужа и жены и их любовь друг к другу, разрушает их семью. Об этом говорит и статистика разводов. В начале ХХ века в России разводилось менее одного процента семей, а теперь в 70 раз больше — более 70%. Тогда аборты были запрещены и считались преступлением, а теперь разрешены и стали нормой.

Прощается ли грех чадоубийства?

На этот вопрос, который конечно мучает женщин, сделавших аборты, можно дать такой ответ. Ни о ком нельзя думать, что его жизнь предопределена — началась ли она в близости к Богу или нет; в любой момент Бог может призвать нас к Себе и изменить нас Своею благодатью и обратить нас к покаянию. Нет такого греха, который бы Господь не простил. Непрощенный грех — это нераскаянный грех.

Другое дело, что в грехе чадоубийства очень трудно раскаяться. Этот грех можно сравнить с тяжелым заболеванием, последствия которого также ощущаются в продолжении долгого времени. Предположим, что человек перенес обширный инфаркт и выжил, но последствия будут ощущаться всю его дальнейшую жизнь. Ему нельзя носить тяжести, бегать, ходить в горы… Так и со смертными грехами: их последствия остаются навсегда, до самой смерти. Однако, если человек горячо кается, ведет благочестивую жизнь, старается творить добрые дела, то, мы верим, что Господь простит и такого грешника.

Церковь верит, что если «ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха. Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1.7-9). Можно вспомнить многих тяжких грешников, даже преступников, которых Господь за их смирение и покаяние помиловал, и они наследовали Царствие Небесное: евангельский благоразумный разбойник, царь и псалмопевец Давид, Моисей Мурин — разбойник, ставший монахом и достигший святости, одна из величайших святых Мария Египетская, бывшая блудница и многие другие.

Священник Александр Ильяшенко