Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Третьи роды - по новому сценарию

Источник:Материнство

Третьи роды оказались тяжелее, чем вторые. Может быть оттого, что «мальчиков рожать труднее», может оттого, что сценарий родов был другой (раньше у меня начиналось со схваток, а в этот раз — с вод), может быть сказывается возраст или отсутствие подготовки (в этот раз мы не ходили на курсы, решили что все помним), может вес ребенка (девочки были по 3100, а Матюша 3700)…

1 ноября, среда
Устроила пробежку в бодром темпе до детского сада и назад. Вернувшись, сделала клизму, выпила вторую бутылку боржоми (первую пила накануне вечером) и легла в ванну. Помассировала соски, потом помыла голову и побрилась еще разок (в последний месяц делала это регулярно, чтобы быть наготове).

Еще немного помассировала грудь и собралась вылезать. Тут почувствовала что-то странное. Неужели боржоми так поджимает, что началось недержание? Вышла из ванны и поняла — все-таки это воды. Сразу смотрю на часы: 10.15.  Воды светлые и прозрачные.
Пытаюсь дозвониться Диме, он не слышит телефон.

10.25,  10.38 — какие-то намеки на слабые схватки. Потом ничего больше не чувствую.
Наконец удалось связаться с Димой. Он едва доехал до работы, и сразу выезжает обратно.
Сижу, и стараюсь не наклоняться: в вертикальном положении головка прижимается и воды текут меньше.

12.07 - схваток нет, чуть-чуть тянет поясницу. Боюсь двигаться, экономлю воды. Сменила прокладку, но всего вытекло, пожалуй, не больше четверти стакана.
Иду забирать Аришу из школы. Сумки в роддом собраны, но заведующей пока не дозвонилась.
Бабушкам сообщила, одна из них уже едет, чтобы посидеть с Аришей.

13.15 — после прогулки пошли слабые и короткие, но частые схватки через 2–3 минуты. Дима приехал, они с Аришей пообедали. Дозвонилась в роддом, Татьяна Михайловна весело ответила: «Сегодня у нас день семейных родов». Как оказалось, в этот день рожали 4 или 5 пар, — для маленького Долгопрудного это много.
Выезжаем.

14.15 — прибыли в роддом. По пути купили кефир и лаваш, от которого я с голодухи отщипнула несколько кусочков.
Долго ждем оформления: перед нами оформляют другую роженицу, делают клизму. Прочитали всю информацию на стендах, гадаем судоку. Схватки через 3 минуты, очень слабые.

15.45 — пришли в предродовую палату. Родовая деятельность слабая, если лечь на бок, схватки становятся реже, если на спину — совсем затихают.
Дежурный врач, ведущий роды — Владимир Владимирович. Долго сидит около меня, держа руку на животе, чтобы почувствовать частоту и интенсивность схваток. Говорит, что вероятно придется ставить капельницу с простогландинами — чтобы запустить родовую деятельность. Видя мое отрицательное отношение к какой бы то ни было медикаментозной стимуляции, подробно рассказывает о механизме действия лекарства, но не настаивает, и предлагает подождать еще час. Говорит, что родить надо бы к восьми вечера, быстрее не нужно.

16.28 — схватки каждые 2–3 минуты, длятся по 50 секунд. Пока еще не очень болезненные, использую медленное глубокое дыхание и даже не прибегаем к массажу поясницы. Гадаем судоку.

16.43 — уложили на кровать, слушали сердце6иение. Дали послушать и Диме. Лежа схватки слабее и реже.
Врач ушел, я снова встаю на колени на коврике у кровати. В вертикальном положении процесс идет активнее. Схватки потихоньку усиливаются. Доктор заходит каждые 15 минут, спрашивает, как дела. Кажется, вопрос о капельнице отпал.

17.12 — частота схваток прежняя. Снова уложили, смотрят раскрытие — два пальца. Шейка сглаживается и раскрывается одновременно, но очень медленно.
Пытаюсь расслабляться по методу Дик-Рида. Сидя это делать сложно, потому что колени болят, и достичь полного расслабления во всех членах ни на схватке, ни в промежутке не получается. Ложиться не хочется, лежа боль сильнее.
Все же две или три схватки удалось провести в частично расслабленном состоянии. При этом даже не требовалось думать о дыхании — дышала я глубоко и тихо, как-то незаметно.

17.37 — судоку гадать перестала. По-прежнему сижу на полу. Схватки стали чаще и длиннее, интервалы почти равны самим схваткам. Начала применять поверхностное дыхание на пике схватки. Пытаюсь найти удобное положение. Колени болят от коврика, приходится то присаживаться боком, то снова вставать на коленки — на схватках.

17.43 — уже всю схватку провожу на «собачьем» дыхании. Медленное глубокое больше не помогает. Дима массирует поясницу, но увы, нет такого эффекта, как в прошлый раз, когда массаж полностью обезболивал схватку. Сейчас поясница совсем не болит, и порой эти прикосновения даже раздражают, но все же и отвлекают от локальной боли.

17.46 — пришла немолодая акушерка, опять уложила на кровать, чтобы поставить катетер в вену. Попытались поспорить: ведь капельница уже не нужна; но она предупредила о возможности послеродового кровотечения, и пришлось согласиться.
Поначалу боялась сгибать руку, хотя мягкий катетер позволяет легко это делать. Лежа дышать по-собачьи не получалось, улеглась на бок и промучилась 4 или 5 схваток на глубоком дыхании. Сознавая, что надо встать, не могла найти в себе сил, потому что в короткие промежутки проваливалась в сон. Это стало очень напоминать мучительные первые роды. На схватках — опоясывающая боль по бедрам и низу живота, поясница совсем не болит, массаж не дает эффекта.
Зашел врач узнать, как дела. «Уже не встает» — сказал Дима. Врач усмехнулся, что мол, до сих пор были шутки, а теперь прихватило по-настоящему. Это меня рассердило, и, переждав схватку, наконец заставила себя подняться.

Сидя можно было дышать на «хи-ха», но воздуха поступало слишком много, казалось, вот-вот задохнусь, и я утыкалась лицом в подушку — так было легче.
Диму попросила легонько поглаживать бедра и низ живота — они болели нестерпимо. Расслабиться на схватке не удавалось, и чтобы совсем уж не зажиматься, я старалась мысленно утешать малыша: все в порядке, скоро мы увидимся…

В вертикальном положении дело пошло гораздо веселее. Я уже не впадала в пассивный сон, а контролировала себя. Вскоре я почувствовала, что давление усиливается. По предыдущим родам поняла, что это еще не были потуги. Видимо, опускалась головка.
Зашел врач (у него как раз кто-то родил на втором этаже, параллельно шло трое родов). Поинтересовался, не тужит ли. Я сказала, что еще нет, и он ушел.

Схватки все нарастали. Интервалы сократились, наверное, до минуты. Посмотреть на часы не было сил.
Боль ушла в поясницу, и Дима снова начал ее массировать. Массаж больше отвлекал, чем обезболивал, но и это было неплохо.

Еще несколько схваток, и я поняла, что потуги уже близко. Дима пошел позвать кого-нибудь. Акушерка стала звонить с поста на второй этаж, врачу.
Наконец пришли врач и акушерка. Снова уложили на эту злосчастную кровать. Раскрытие 9 см. Врач опять ушел — видно на втором дело тоже шло к концу.
Продышать схватку, лежа на спине, было мучительно. Акушерка тихим, деликатным голосом попросила дышать глубоко, но я не в силах была это осуществить. Начались настоящие потуги.

Акушерка тем же спокойным голосом сказала, что пойдет в родзал, застелит кресло, и что уже там, в родзале, заправит шейку. Еще три схватки мне пришлось продышать на кровати с ощущением, что прямо сейчас рожу, не добравшись до родзала. Эта фаза перед потугами — самая тяжелая, и мне впервые довелось испытать, что такое сдерживать потуги.
Акушерка вернулась и стала с диминой помощью меня поднимать, не дождавшись конца схватки. Мне хотелось еще чуть-чуть полежать, но угроза не успеть дойти до родзала подействовала: следующая схватка-потуга могла настигнуть в коридоре. «Мамочка, мамочка», — причитала я, кое-как сползая с кровати: сесть было нельзя, потому что я уже отчетливо ощущала головку ребенка у самого выхода. А моя мама в это время металась по дому, не находя себе места…

Забраться на кресло я успела, но снова пришлось дышать по-собачьи, потому что акушерка все так же неторопливо куда-то ушла. Вероятно, она опять звонила на второй этаж.
Схватка миновала, и я стала спрашивать, когда же наконец можно будет тужиться? К счастью, появился врач, и тужиться наконец разрешили.

Дело сразу пошло хорошо, наверное потому, что ребенок уже совсем готов был родиться. Потуга. Промежуток, в котором никакого облегчения, все натянуто и больно. Вторая потуга: тужусь один раз, потом велят дышать, чтобы не порваться и не повредить малышу. Снова мучительный промежуток. Когда же подойдет следующая потуга? Скорее бы!.. Вот она наконец, снова тужусь, снова дышу — и вдруг на животе у меня оказывается теплый синенький младенец! Это было так внезапно, неожиданно, казалось, все должно было продолжаться дольше…

19.25 — его укрыли пеленкой, прижимают к моему животу. Я бормочу ему какие-то ласковые слова… Отсасывают слизь из носа, изо рта. Он плачет, я утешаю его, а акушерка говорит: «Пусть плачет, ему надо плакать, чтобы легкие задышали». Проходит минут 10. Пуповина отпульсировала, Диме вручают ножницы и он торжественно перерезает пуповину. Малыша забирают на стол, обмеряют, взвешивают, еще раз отсасывают слизь и заворачивают в пеленки со смешным капюшоном на головке.
3696 грамм, 53 см, 9/9 по апгар.

Тем временем плацента отделилась, меня осмотрели и не обнаружили разрывов. Матюшу приложили к груди. Сосать он не стал, лишь почмокал, пуская слюни.
Переждали минут 20, кровотечения не было. Меня переложили на каталку и повезли в палату. Уложив в кровать, дали ребенка, и тут уже, через полчаса после рождения, Матюша взял грудь.

Через два часа позволено было встать. Сняли бессмысленный катетер из вены, пошла кровь, пришлось пережидать, пока она остановится. Потом наконец удалось отправиться в душ и с наслаждением вымыться.

Всю ночь Матюша сосал, но соски не болели, точнее не так сильно болели, как это было в первую ночь с Ульяной. На второй день пришло молоко, да так много, что приходилось трижды в день по полчаса расцеживаться под душем. Когда выписывались на третьи сутки, малыш после обычной потери веса уже начал прибавлять, съедая по 40 гр за кормление.

Встречали нас папа, дедушка и счастливые сестренки, которые после трех дней разлуки показались мне неожиданно большими — так я успела привыкнуть к младенческим формам.

Анна Хрусталева