Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Наша семья.

Это мы: Дмитрий, Надежда и Федюшка (2006 г.)

Семья наша живет в городе Красноярске. Здесь очень красиво, я, помню, с детства гордилась, что у нас тут Енисей — огромный, с теплоходами, чайками, на правом берегу — горы, заповедник… И я, и муж с рождения живем здесь, а познакомились за несколько тысяч километров отсюда, на бардовском фестивале на Алтае. Муж шутит, что стоило ехать в такую даль, чтобы привезти невесту, а она все эти годы рядом была! Вообще, жизнь полна потрясающими совпадениями и неожиданными поворотами — собственно они и привели нас к вере, наверное так. Не может все-все-все это быть случайным, наверно, в этом есть Божий промысел о нас.

Обо мне.

Я родилась 13 декабря 1981 г. Мама моя — инженер, впоследствии школьный учитель, отец — рабочий. Есть брат Артем, на 7 лет моложе. В садик не ходила — до школы сидела дома с бабушкой Машей и дедушкой Федором — мамиными родителями. Всегда любила читать и рисовать, классе в 8 начала писать стихи, потом более серьезно, ходила на литобъединение. Окончив школу, поступила на искусствоведческий факультет нашего госуниверситета, тогда же увлеклась авторской песней, без чего вряд ли бы случилась та судьбоносная встреча на фестивале. Дальше начинается наша общая история, об этом далее.

Сейчас учусь в аспирантуре, в этом году начала понемногу читать лекции — сынуля уже подрос, позволяет.

О моем супруге.

Мой муж Дмитрий родился 7 июля 1970 г. в Севастополе, где мама гостила у своих родственников. Через несколько месяцев родители привезли его в Красноярск, где жили постоянно. У Димы тоже есть младший брат, зовут Антон. И тоже младше на 7 лет! В отличие от нас с Тёмой, они оба отходили в детский сад по полной программе, так как у родителей вся родня далеко, сидеть с ребятами было некому. Обоих братьев кроме обычной школы отдали в музыкальную, но Антон вскоре бросил, а у Димы это оказалось на всю жизнь! Когда он начинает рассказывать о музыке, прямо глаза горят! Но профессионально заниматься скрипкой не получилось по разным причинам, а теперь, когда обзавелся семейством, вообще редко поиграть получается, к сожалению. Зато Федор наш очень радуется, когда папа инструмент достает, кричит «СЯМ! СЯМ!» и смычком водит, довольнехонек, под чутким присмотром.

После школы Дима поехал учиться в иркутский мединститут, на сангигфакультет. Так сказать, продолжать династию — мама именно в этой сфере работает до сих пор. Это, по его словам, была настоящая «школа выживания», особенно для «домашнего» ребенка, романтика, увлеченного классикой и т.д. Я имею в виду общежитие: отсутствие уюта, вечно какие-то разборки, побоища, пьянки и т.д. Но там же, в Иркутске, Дима помимо классической музыки увлекся бардами, начал ездить на фестивали, осваивать гитару.

После возвращения в Красноярск несколько лет работал в местной санэпидслужбе — работа нервная, неблагодарная, люди там сгорают, как спички, работают на износ за гроши. Конечно, везде не сплошь сахар, но тогда он даже в больницу попал из-за работы этой. Это было последней каплей, ушел оттуда — и Слава Богу.

Сейчас работает эпидемиологом в детской больнице.

Как мы познакомились.

Самое удивительное, что, живя в одном городе, мы, как потом выяснилось, несколько раз встречались — на концертах, по работе. Но он меня просто не помнит, а я помню, но тогда фыркала — да ну, ничего особенного.

На фестиваль в Сростках в 2000 г. я приехала совершенно одна, гордая и самодостаточная, уставшая от первой безответной любви и решившая никого не ждать и не очаровывать, а просто петь, сидеть у костров, ходить на концерты.

Он оказался там несколько дней спустя, ехал с большими приключениями, почти без денег, без палатки. Поскольку у меня палатка была большая, пришлось пустить на ночлег, но я в течение всего фестиваля просто бегала от Димы, давала понять, что, кроме общей брезентовой крыши, между нами ничего общего быть не может. Короче, отношения начались с обоюдного «фи».

Обратная дорога, с не меньшими приключениями, но уже вместе, несколько сблизила, появились общие темы для разговоров, но на вокзале в Красноярске расстались без всякого сожаления, только пообещали обменяться кассетами с записями.

Встретились разик после, сходили в лес пару раз… А потом — просто невозможно стало не видеться день-два. Я вдруг поняла, что, несмотря на то, что внешне он нисколько не походил на мои мечтанья и идеалы, просто быть рядом — такое счастье! А Дима говорил, что, когда он впервые взял меня за руку в лесу у костра — как будто кто-то взял и соединил наши руки, так ему показалось. Он приходил ко мне в общежитие, проводил там целые вечера, или мы гуляли по роще Академгородка. Когда я провожала его до остановки, пропускали по 3 — 4 автобуса, все не могли расстаться.

Прекрасная, удивительная была зима! Но чем больше времени мы проводили вместе, тем сильнее как-то изнутри росло ощущение, что дальше так нельзя, что надо уже что-то решать, определяться. Но это уже относится скорее к вопросу — «Как мы пришли к вере?»

Надежда Шибанова