Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



О себе

Наш город

Позвольте представиться. Меня зовут Юлия Гоцуляк, урожденная Валентюк. Живу я в небольшом уральском городке, который вы вряд ли найдете на большинстве карт. Нет, не потому, что он такой маленький, а просто потому, что он закрытый, ЗАТО. Раньше его называли Свердловск-44, а теперь Новоуральск.

При слове ЗАТО, вы, наверное, представляете себе город, по всему периметру обнесенный бетонной стеной, охранников с собаками, суровые женские лица на проходных? Да, именно так и выглядит наш город при первом знакомстве. Однако давайте заглянем в него чуть поглубже.

Нередко те, кому посчастливилось оказаться в нашем городе (а это обычно командированные «по особо секретному делу» называют его островком социализма. Не знаю, может и правда в какой-нибудь секретной резиденции у нас жил Карл Маркс и давал ценные указания по устройству жизни нашего города. От того времени у нас остались бесплатные телефоны-автоматы на каждом углу, чистые улицы, память о совсем недавнем бесплатном проезде в автобусах, молочная кухня, откармливающая мамочек с детишками до 3 лет, ну и другие приятные мелочи. Которых, однако, с каждым годом становится все меньше и меньше.

Ну а что же делать, если вам захочется воочию увидеть все то, о чем я вам рассказала? Есть несколько путей: первое — записаться в ближайшие родственники к любому жителю нашего города, второе — как любят у нас говорить: «Хотите встретиться, поговорить? Пожалуйста! На вокзале, за проходной… », ну а третий вариант — проползти по сугробам вдоль забора в поисках подходящей по размерам дыры, рискуя быть пойманным злым охранником (в лучшем случае).

Построенный зэками для молодых советских ученых и инженеров, город, по сути, был лишен духовного стержня.

Пока храма в нашем городе не было, все важные службы совершались в фойе местного Дома Культуры, а затем в храм была переоборудована колясочная в одной из многоэтажек. И всего лишь 10 лет назад в нашем городе появился настоящий храм, первый и пока что последний, — в честь преподобного Серафима Саровского.

Детство и отрочество.

Я родилась 30 сентября 1982 года. И счастлива от того, что выросла в такой замечательной семье. Детей нас трое, младшая сестра и брат, с которым у нас разница — 20 лет. Наша семья всегда отличалась особой сплоченностью всех членов, мама с папой это вообще одно целое. Для меня они являют пример настоящего православного супружества, хотя к вере наша семья пришла не сразу.

До определенного момента наша семья ничем особо не отличалась от большинства других — просто жила сегодняшним днем. Именно с папы, как с главы семьи начался наш приход к Богу, а затем и воцерковление. Как и мой муж, папа начал с увлечения всякими оккультными учениями, но, Слава Богу, далеко это не зашло. Препятствовала этому личная встреча со священником Алексеем Морозом, автором известной книги «Люди и демоны». Божьим Промыслом он читал несколько лекций в нашем закрытом городе. После этого, также, как и Сережины, были преданы сожжению книги по дианетике, астрологии и прочей мерзости, а на их месте стала появляться православная литература. Мне тогда было лет 12.

Сколько себя помню, всегда мечтала стать врачом, «посвятить свою жизнь медицине», но, по-видимому, это не было моим призванием, так как в конце 11 класса я передумала сдавать вступительные экзамены в Мед. Академию. А жажда носить белый халат и «жонглировать баночками-скляночками была утолена тем, что я поступила в Уральский государственный университет на биологический факультет.

Студенческие годы.

Хотелось бы здесь упомянуть про наши летние практики. Ежегодные 6 недель жизни в тайге при минимальных удобствах запали в мою душу надолго. Бараки с дырявыми крышами, тучи комаров и «банный день» в озере при температуре воздуха не выше +10 градусов — романтика! Редко кому посчастливилось вставать в 5 утра, чтобы идти в лес слушать пение птиц, а потом еще и зачет по этому самому пению сдавать. Зато теперь всегда в лесу могу услышать тревожный крик самца зяблика и отличить его от пения самки кукушки :-)

Одновременно с началом учебы в университете я практически сразу «оказалась» внештатным сотрудником миссионерского отдела Екатеринбургской Епархии РПЦ. В основном мы занимались антисектантской деятельностью: устраивали пикеты, расклеивали листовки, собирали компромат на основные секты, были даже суды. Ну а из нашей компании «внештатников образовалось православное студенческое братство Кирилла и Мефодия. Но, к сожалению, братства в предполагаемом смысле слова не получилось, по крайней мере, у того поколения студентов, к которому я принадлежала. Мы, по сути, продолжали работать в миссионерском отделе, только под другим названием.

Тема моих курсовых, а затем и диплома, была связана с невынашиванием беременности, поэтому много времени я проводила при НИИ Охраны младенчества и материнства г. Екатеринбурга. Там я проходила практику, собирала материал для диплома, была в контрольной группе беременных для чьей-то диссертации, а зимой на 5 курсе я все там же благополучно родила сынишку.

Моя семья.

У меня есть семья. Нас почти четверо: папа, мама, годовалый сын Тимофей и дочка 23–24 недель своей жизни в мамином животе. Однако я не являюсь идеальной женой; не считаю себя хорошей мамой, так как мне кажется, что могла бы делать больше для детей, и, в конце концов, я не образцово-показательная хозяйка. Зато у меня замечательный любящий муж, увлеченный своим «программистским» делом и мечтающий построить свой дом для большой семьи. У меня чудесные дети: годовалый Тимофей — веселый, добрый, жизнерадостный, и малышка, которая очень любит прыгать и кувыркаться в мамином животе.

К понятию «наша семья» мы с уверенностью причисляем и семью моих родителей, с которыми нас связывают очень доверительные, и даже дружеские отношения (мой муж Сережа как-то назвал моего папу лучшим другом). Можно сказать, что мы живем одним семейным кланом, хотя и по разным квартирам. Сейчас наша семья — это, по сути, костяк приходской общины.

Не могу сказать, что в моей жизни была какая-то вспышка, озарение, связанная с приходом к вере. Я была вовлечена в общесемейный поток воцерковления, и как-то незаметно во мне сложилась православная система ценностей — должно быть вот так-то и так-то. А иначе быть не может. Вообще в моей жизни пока не было резких поворотов, кардинально что-то меняющих. Все происходит незаметно, как будто само собой разумеющееся. И я благодарю за это Бога.

Юлия Гоцуляк